21:01 

Ashtoret
"Главное - ввязаться в заварушку, а там разберемся!" (с)
Название: Нелепая история
Автор: Ashtoret
Фандом: Slayers
Пейринг: Кселлос/Лина (ну куда ж я без них)
Жанр: юмор
Размер: эммм...миди?
Рейтинг: 12+ (идиотский непонятный юмор)
Дисклеймер: Все права на персонажей принадлежат Хадзимэ Кандзака.
Саммари: Кселлосу дали дурацкое задание...
Предупреждение: встречаются слова, которые ОЧЕНЬ сложно выговорить в пьяном виде)
Размещение: С разрешения автора.
Статус: закончен
От автора: старое, но местами все еще смешно.

Нелепая история


Лирическое отступление.

- Хочешь, дружок, я расскажу тебе сказку?.. А вот нет, не расскажу, твоя очередь, - ухмылка.
- Про что тебе рассказать? – заинтересованное внимание.
- Про несчастного мазоку, которого отправили на очень странное задание...


Стоял дивный вечер, темнело, в кронах деревьев уже начинали носиться летучие мыши. Кселлос, только что соткавшийся из воздуха возле щербатой ограды Храма Золотых Драконов, воровато оглянулся вокруг и, никого не заметив, шмыгнул в кусты живой изгороди, служившей Храму вторым забором.
Через минуту изгородь затрещала с другой стороны, раздались приглушенные ругательства, и Загадочный Священник, все-таки выдрав свой плащ у одного из сторожевых кустов, выбрался на поляну.
Этот вечер он собирался посвятить прикладному травоведенью. Причиной было одно прискорбное обстоятельство, о котором он не хотел даже упоминать лишний раз.
Присмотрев хорошее место, поросшее чабрецом и мятой, он извлек из безразмерной коричневой сумки устрашающего вида ножик и угрожающе взмахнул им над травой... К сожалению, собрать урожай не удалось - стоило ему коснуться растений, как в кроне дерева над ним что-то грохнуло, и замелькали разноцветные вспышки.
Мазоку инстинктивно пригнулся, решив, что это стража храма – отношения с драконами, тем более на земле Цефеида, у него не ладились.
- Мааааааааама, - ветки у него над головой подозрительно затрещали, и оттуда с воплем вывалилось НЕЧТО, осыпав его листьями.
Разглядев упавшее, мазоку чуть не дал дуба под дубом.
Нечто обладало прической из длинных взлохмаченных рыжих волос и двумя светящимися в сумерках огромными глазищами цвета рубиновых очей Шабранигдо. Все вышеперечисленное было упаковано в такого же алого цвета штаны, рубашку и черный плащ - и обильно декорировано листьями и вороньими перьями. В целом, упавшее походило на кикимору болотную, на которых натаскивали щенков на Острове Волчьей стаи.
- В-вы ли это, П-повелитель Шабранигдо? – заикаясь, пробормотал Кселлос и поскорее добавил, от греха подальше: - Я не ваша мама!
- Извини, Ксел, на папу не тянешь, - хмуро ответило дивное видение, брезгливо отряхиваясь от листьев.
- Вы что здесь делаете? – в легком обалдении вопросил мазоку.
- Наблюдаю, - с умным видом ответило нечто, наконец отряхнувшись и оказавшись на поверку знаменитой волшебницей и печально известной бандитоубийцей, Дажедрой - Линой Инверс. – А ты?
- Я… - он открыл было рот для ответа, но тут же нахмурился. - Да так, мимо проходил.
- Мимо проходил. Травку обрывая на полянке с цветочками, - съехидничала волшебница. – В детство впал, старый мерзавец. Сейчас как!..
- Лина-сааааааан… - прохрипел схваченный за шею и страстно удушаемый мазоку.
- А ну-ка, говори, что ты тут делаешь!
- Лина-сан…это…это сек…
- Удушу, - задушевно пообещала Лина. – В страстных объятиях. Под звуки песни Амелии.
Затравленно взглянув на нее, Кселлос сдался.
- Собираю чабрец и мяту.
- Ничего не понимаю, - заявила волшебница, выпустив жертву и с размаху плюхнувшись на траву. – Врать ты не можешь, потому что не врешь никогда. Но зачем тебе ТРАВА???! И почему из сада драконов? Нигде больше не растет, что ли?
- Госпожа приказала, - промямлил он. – С такими сильными свойствами, как в саду драконов, нет больше нигде. Не растет...
Она недоуменно посмотрела на него.
- А на вашем острове?
- Не рас-тет! - по слогам повторил он для доходчивости.
- А Зеллас-то трава зачем?
- Зачем-зачем. Высушит, истолчет, выкурит. Или настойку на спирту сделает, для забористости, - съехидничал мазоку.
- Издеваешься... – задумчиво сказала Дажедра.
- Как вы догадались?
- КСЕЛЛОС!!!!
- Пр-ростите, - задушено отозвался мазоку из медвежьего захвата хрупкой девушки. – Я все скажу! Госпожа простудилась и сказала собрать трав для лечебного настоя.
Глаза Лины стали похожи на два блюдца, и она медленно выпустила жертву. Кселлос облегченно вздохнул и вновь принялся методично срезать растущий на полянке чабрец. Глаза его светились в темноте фиолетовым, как и положено мазоку.
- Ксел. Кто из нас псих? Она МАЗОКУ. Мазоку не может простудиться.
- Скажи это той, кто умудряется напиваться каждый вечер до фиолетовых Фибрицио, - пробормотал Кселлос себе под нос. – Ой! Лина-сан, забудьте, что я сейчас сказал…
- Ксел.
- Ммм?
- А если серьезно – почему мята и чабрец?
- Дайнаст сказал, что это лучшее средство, - неохотно пояснил мазоку, тряхнув пучком ботвы в левой руке.
- Передай Дайнасту, что он кретин, - фыркнула волшебница. – Мята еще ладно, но от простуды делают настойку из шалфея, а не чабреца.
- Ммм… - обескураженный Ксел просканировал взглядом полянку, не обнаружил искомой травы и приуныл.
- Слушай, а давай я тебе помогу! – глаза Лины загорелись. – Я найду тебе шалфей, а ты мне…хммм…скажем, миллион золотом?
Кселлос усмехнулся:
- За миллион я его сам из семян выращу, - и тут же успешно избежал подножки от возмущенно сопящей Лины.
- У тебя времени нет выращивать! Зеллас не будет ждать, - коварно напомнила волшебница. - Соглашайся.
- Выращу, - ехидно отозвался он в ответ на еще одну попытку уронить его на траву. – Скиньте цену, Лина-сан.
- Не скину, - отозвалась Лина, в который раз обегая дерево в тщетной попытке осыпать Кселлоса листьями. Он примерился к нижней ветке, на следующем круге погони ухватился за нее и оказался на дереве. Оттуда все-таки не устоял перед искушением, вытащил чашку чая и издевательски отсалютовал преследовательнице.
- Сползай, подлый трус!
- Ни за что. Мне и тут неплохо.
- Гад! Ну слезь.
- Неа.
- Ну пожалуйста…
- Как-то я плохо расслышал, - он картинно приставил ладонь к уху. Лина сжала кулаки и зарычала.
- О тот, кто темнее сумерек…
- Ой. Не-не-не. Лина-сан!
- ДРЭГОН СЛЕЙВ!!!
Вспышка. Треск энергетического щита Кселлоса. Провал.

***

Солнце светило в глаза. Лина поморщилась, приходя в себя.
Наглая мохнатая пчела влетела на поляну, задумчиво пожужжала над цветами, презрительно фыркнула и совершила круг почета над головой волшебницы.
- А ну вали отсюда! – праведно возмутилась та, отгоняя нахалку.
Пчела, недовольно гудя, убралась куда-то к лешему, а на нос девушке упал веселый луч солнца. Уже утро?!
Она покачала головой, пристально оглядев поляну в поисках какого-нибудь подвоха.
Ничего. Тишина и покой. Пустота, солнце светит, птички поют, мазоку давешнего рядом не наблюдается. Как и кратера от Дрэгон Слейва.
Дурное предчувствие крепчало с каждой секундой.
Нет, ну не может быть, чтобы все было хорошо! Этого не может быть, потому что не может быть никогда.
Лина задумчиво села на траву и начала размышлять. С непривычки получалось плохо. Последним, что помнилось, было упорное несогласие давнего знакомого слезть с дерева. Потом был Дрэгон Слейв и восьмиугольный энергетический щит Кселлоса.
Почему она потеряла сознание? Может, при этом он метко уронил ей на голову что-нибудь тяжелое?
Живо представив чашку с чаем, радостно летящую с верхней ветки точно ей на голову, Лина машинально ощупала место предполагаемой шишки, нервно хихикнула и прекратила думать. Все равно не получается.
Однако надо бы выяснить обстановку.
- Эй, мазоку драный! – ноль внимания.
- Кселлос! – и фунт презрения.
- Ладно, я тебя достану!
Из кустов вылез какой-то зверек, похожий на бурундука, с виду совсем не опасный; высунул язык и спросил:
- Ты хто?
Чуть не уронив найденный камень (от неожиданности), Лина брякнула:
- Волшебница!
- Да? Похожа, похожа... – съехидничал зверек. – Тебе бы эта... башку-то расчесать, чтобы люди не пугались.
- А может, мне и надо, чтобы люди пугались, - хмыкнула Лина, вычерчивая камнем на земле магические знаки. – Я же бандитоубийца.
- А, ну да, ну да. А вот мазоку не испугаются, еще и в гости придут! – не остался в долгу бурундук.
- Милости просим, - демонстративно подкинула каменюгу она. – Злости у меня на сотню мазоку хватит!
Зверек скорчил рожу, выражающую крайнюю степень омерзения, и заткнулся. В приступе вдохновения Лина увенчала центр пентаграммы коряво нарисованным знаком духа Земли и поднялась, отряхивая коленки от травы. Хана штанам…
Она тяжело вздохнула и с очень натуральными завываниями произнесла, делая руками магические пассы:
- Гряди сюда, а то явлюсь в кошмарах, презренный мазоку! - слова в данном обряде значения не имели, так что она оторвалась на полную катушку.
Остались последние пассы, когда над ее головой злорадно прожужжала упрямая пчела. Она сделала наглую попытку усесться у девушки на носу, но тут Лина вышла из ступора и замахала руками, как сумасшедшая мельница.
В результате таких магических «пассов» попавшая под раздачу оглушенная пчела шлепнулась на землю, а обряд был безнадежно испорчен...
Зверек поспешно рыл что-то вроде окопа, а Лина замерла на месте, ожидая локального дождя или еще чего-нибудь в этом роде – энергия ведь не исчезает бесследно и должна найти какой-то выход. Выждав с зажмуренными глазами пару минут, она робко открыла один глаз, осмотрелась, открыла второй и с облегчением сделала шаг.
В тот же момент на нее свалилось что-то невероятно тяжелое и, как показалось, очень травмоопасное...

***

Кселлос очнулся, но до поры до времени лежал, притворяясь спящим. Приятно грело солнце (мазоку не испытывают эмоций и чувств, но вот такой вот он был неправильный мазоку), пели птицы, и рядом что-то тихо напевал женский голос.
- Смотри же в мои глаза, Твой взгляд не понять нельзя… Эй, упырь, тебе сон не нужен, нечего притворяться.
Кселлос сладко потянулся, но продолжил лежать, изображая безмятежно спящего. Но тут его как следует врезали локтем в бок, и волей-неволей пришлось открывать глаза. Лина сидела рядом и хмуро смотрела на него, потирая локоть.
- Эй, ты жив? Или как?
- Еще раз тряхнете – умру, - со стоном поведал о своих ощущениях тот. – И я не упырь.
- Может, тебя еще и на «вы» назвывать? – рявкнула волшебница.
Бурундук, с аппетитом грызущий какой-то орех, прочавкал:
- Мазоку, упырь, один черт.
- У меня вроде бы не бывает похмельного бреда… - с сомнением пробормотал Кселлос, от неожиданности полностью открыв глаза.
- Смотря сколько выпить, - пробормотала Лина, окидывая мазоку оценивающим взглядом в попытке прикинуть его возможности. – Яблочко от яблоньки…
Кселлос улыбнулся и вновь сощурился.
Лина тяжело вздохнула, что-то прикинула и еще раз встряхнула Кселлоса.
- Что-о??.. – он открыл оба глаза и уставился на волшебницу. Та в ответ наклонилась вперед так сильно, что их носы соприкоснулись. – Э-э, Лина-сан?
- Я тебе помогу, - объявила Лина, продолжая играть в гляделки. – Но не бесплатно. Будешь должен услугу - по моему выбору.
- А можно – по моему выбору? – не удержался Кселлос, наслаждаясь близостью волшебницы.
- Нельзя!!! – она сердито покраснела и вскочила.
Бурундук аппетитно дохрумкал остатки еды, с сожалением вздохнул и посоветовал:
- Шли бы вы в город. Там для таких, как вы, обалдуев, место особое есть.
- Что за место?
- Ну ежели ты как дурак, травы нужной найти не можешь, - авторитетно пояснил зверек, - то бац – и найдешь там.
Исчерпывающее обьяснение. Впрочем, других вариантов у них ведь не было?..

- Я все скажу! – верещал бурундук, за шкирку болтающийся в руках Лины.
- С кем это ты шутить вздумал??!! – рычала Лина. - А ну-ка рассказывай, что там, в городе!
Кселлос помирал со смеху в обнимку с деревом и никакой моральной поддержки зверьку оказать не мог.
- Там есть, - беспомощно пискнул бурундук. - А больше я ничего не знааааааюююююю....
Он умудрился как-то хитро извернуться и тяпнуть девушку за палец. Ойкнув, она отпустила жертву, и та, не будь дурной, тут же утекла куда-то в густую траву.
- Лина-сан, давайте отправимся в город, - сказал Кселлос, всхлипнув и отцепившись наконец от дерева.

***

Вдоль дороги, вроде как ведущей в город, пышно цвели ярко-желтые нахальные одуванчики, надоевшие пуще зубной боли. Лес очень быстро сменился полями, в высокой траве стрекотали какие-то кузнечики.
Кселлос шел и фальшиво мурлыкал себе под нос какую-то песенку про лягушку и три желанья, Лина вставляла ехидные комментарии.
- Шел парнишка по опушке, сам не не знал, куда...
- Вот и мы тоже непонятно куда идем. Справа – луг, слева – луг, сзади – лес, впереди – телега...
Дружно проводив взглядами проехавшую мимо телегу, они вернулись на дорогу.
- По пути поймал лягушку около пруда...
- Куда «по пути», он же не знал, куда шел?? Нестыковочка!
- Лина-сан, нельзя быть такой придирчивой. Вверх подняв глаза, она сказала вдруг – «отпусти меня на свободу, друг...»
- Говорящие лягушки? Что курил автор песенки? – изумилась Лина.
- Ну, после говорящих бурундуков…
Тут на тропинку перед вдохновенно спорящей парочкой выпрыгнула жаба. Села, уставилась немигающим взглядом сразу на обоих.
- Ну? – скептически спросила Лина, собираясь ее перешагнуть.
- Ну… ква! – неожиданно ответила жаба. – Слышь, у тебя желания есть?
Спорщики ошарашенно переглянулись...

- Колбасы!!!
- Лина-сан…
- А еще хочу коня, не хочу пешком идти!
- Лина-сан, вы разве умеете ездить верхом?
- Научусь!
- Может, еще и принца на коне? – язвительно поинтересовался мазоку.
- А что, можно и принца! На коне и с мечом, не такого болвана, как ты!
Кселлос впал в каплю.
- Ага, и с колбасой в руках, и этим мечом он ее шинковать будет...
- Я есть хочу! До города черт знает сколько верст, а из еды одни жабы кругом!
- Лина-сан, надо учиться контролировать свои желания.
- Что?! О тот, кто темнее сумерек…
- Насилие – не выход, - поднял палец Кселлос.
- Да я тебя!…
- Ква... – робко вякнула жаба, про которую все позабыли, и упрыгала с тропинки в траву.
- Ну вот, она слиняла, - приуныла Лина.
- Увлеклись... – смутился Кселлос.
- А все вы/ты!! – хором, ткнув пальцами друг в друга.
- О чем спорите, уважаемые? – вполне себе мирно поинтересовался мужской голос откуда-то сверху.
Пока мазоку и волшебница препирались, на сцене успело появиться новое действующее лицо. Молодой парень в доспехах на белом коне держал одной рукой поводья, а другой кусок колбасы. Меч лежал перед ним на седле, а из седельной сумки выглядывала толстенная книга.
- Ну вот пожалуйста. Принц, на белом коне и с колбасой, - невольно рассмеялся Кселлос. – Жабка с чувством юмора...
- Ой, не изволите ли угоститься? – спохватился принц, мечом отрезая кусок колбасы и протягивая им.
- Изволим, - милостиво согласился Кселлос, с царственным достоинством принимая колбасу. Впечатление испортила Лина, невежливо толкнувшая его локтем в бок, отчего мазоку подавился вкушаемой колбасой и раскашлялся.
- Ты же мазоку, тебе не нужна еда, - прорычала она обескураженному Кселлосу и состроила глазки принцу: - А далеко здесь до города? – спросила она у принца.
- Расстояния здесь не такие большие, и к вечеру уважаемые уже смогут подивиться архитектуре городской церкви, - смешинка, плясавшая в глазах принца, выдавала чувство юмора. Он спрыгнул с коня. – Почту за честь проводить вас в город.
- Кселлос, - представился наш дожевавший колбасу герой.
- Лина, - изобразила улыбку девушка.
- Дриан, - церемонно раскланялся принц, едва не уронив колбасу.

***

У ворот города играли в нарды скучающие стражники. Доблестным охранникам города все было настолько лень, что они даже не взглянули на живописную группу из коня, принца, мазоку и волшебницы. Постояв около ворот какое-то время, Дриан деликатно кашлянул.
- От простуды отвар шалфея помогает, - меланхолично сообщил один из стражей.
Кселлос и Лина впали в каплю.
- Спасибо, уважаемые, но я не простужен, - вежливо сообщил принц. - Нам бы в город...
- Так что мешает?
Лина посмотрела на ворота и нахмурилась. По арке вилась затейливая надпись.
- Тут написано «знающий слово – войдет», - сообшила товарищам волшебница.
- Как оригинально, – улыбнулся Кселлос и посмотрел на стражников, открыв один глаз. – Подскажете слово?
- Не положено, - злорадно отозвались стражники.
...Следующий час бесцельно прошел в попытке угадать пароль от ворот.
- Дриан, - осенило вдруг Лину.
- Слушаю?
- Ты же должен знать пароль, ты здешний!
- Ну...
- Что ну?
- Не знаю...
- Видно, тоже не здешний, - хмыкнул охранник, скептически оглядев принца. Дриан понурил голову.
- Впустите, мы свои! – начинающий злиться Кселлос легонько пнул ворота, и они неожиданно открылись. Стражники дружно заржали.
- Это называется «открыть с полпинка»? – съехидничала Лина.
- Именно, - махнул рукой стражник.
- А где тут шалфей можно достать? - тихонько спросила волшебница у рыцаря.
- В храме, пойдемте отведу.
- В храме???!!!!
Оптимизма у мазоку и волшебницы резко поубавилось, вряд ли в храме станут готовить отвар, способный вернуть здоровье нечисти...

Храм стоял в центре и по внешнему виду больше всего напоминал гвоздь, забитый в площадь именно для того, чтобы отметить ее центр. Шедевр абстрактной архитектуры на психику действовал угнетающе.
- Нам точно туда? – со слабой надеждой на отрицательный ответ спросила Лина.
- Точно, – неуверенно ответил Кселлос. Как и положено мазоку, хоть и ущербному, храмы он на дух не переносил. Как и волшебница.
- Чего стоим? – поинтересовался Дриан.
- Да вот, храм на пути...
Кованые железные ворота сами собой распахнулись перед троицей и с диким грохотом закрылись за ними. Наши герои оказались в большом зале, в центре которого сгущалось облако тьмы...

...при ближайшем рассмотрении оказавшееся облаком пыли, которое поднял энергично машущий метлой жрец. Некогда черная ряса сейчас напоминала неравномерно серую тряпку, художественно украшенную отпечатками пальцев.
- А ну брысь, - рявкнул он, завидев троицу. – Иначе покараю!
- Может, Цефеид покарает? – неуверенно предположил принц.
- Делать ему нечего, со всякой пакостью возиться, - сурово отрезал священник, угрожающе засучив рука. – Я и сам справлюсь.
- Мы по делу пришли, - робко подала голос из-за спины Кселлоса Лина.
- А ты – жещина, сосуд греха, вообще не должна оскверять своим обликом стены священного храма!
- Мы по делу! – прорычала бандитоубийца, начиная сердиться.
- А ну вон! – разбушевался священник, угрожающе помахивая метлой. С нее летела пыль, и поэтому троища опасливо шарахалась при каждом взмахе. – Спокойней на земле без женского пола будет, ибо злопамятные и злоязыкие змеюки они есть!
Кселлос не выдержал и рассмеялся.
- Слышали, Лина-сан? - шутливо бросил он Лине. На лице девушки появилось обиженное выражение, тут же сменившееся явным желанием покарать наглеца. Зажатый между двумя карателями, Кселлос предпринял хитрый финт.
- Отойдите пока к воротам, я попробую с ним договориться, а потом вас позову, – прошептал он Лине и переглянулся с Дрианом. – Святой отец!
- Чего тебе, чадо неразумное, - нелюбезно осведомился двухметровый «святой отец» с метлой наперевес.
Лина обиженно отошла к воротам, которые и не подумали открыться, и сделала попытку прикинуться мебелью.
- Мы были посланы сюда доблестными стражами на воротах, - вдохновенно начал врать принц. – Сии достойные мужи поведали нам, что...
- ...что здесь готовят на диво чудодейственный отвар шалфея, излечивающий многие недуги, - подхватил Кселлос фразу сбившегося с высокопарного слова товарища. И громко чихнул.
- ААААААААААААААА!!!
Лина и Дриан подпрыгнули от неожиданности и воззрились на Кселлоса. Тот держался за горло, вытаращив глаза, и вид имел испуганный донельзя.
- Ксел, ты чего? – спросила Лина, осторожно потыкав в него пальцем.
- Кажется...я тоже заболел, - прошептал Кселлос. И чихнул снова.
Святой отец с состраданием посмотрел на мазоку, как на слабоумного племянника, и вздохнул:
- Иди уже сюда, нечисть поганая, лечить тебя буду...
Обалдевшая Лина, не поверивший своим ушам Кселлос и резко побледневший рыцарь стояли столбами, пока ворчащий жрец с профессиональной ловкостью смешивал в колбочке какие-то жидкости кислотных оттенков. По храму потянуло запахом марихуаны и сушеных веников.
- А ну, прополоскай рот и выпей! - скомандовал жрец.
«Тут-то я и помру», - тоскливо подумал и без того неживой мазоку, глотая жидкость...
Пять минут выждав с зажмуренными глазами, он обернулся к товарищам и неуверенно улыбнулся – вроде, выжил.
- Ааааа!!!! - это был его собственный вопль, горло определенно прошло.
- Получилось! - Лина радостно повисла на шее у мазоку, обалдевший от такого нежданного счастья Кселлос не стал ждать второго шанса и поцеловал волшебницу.
- Ксел... – ласково сказала Лина, отдышавшись.
- Ммм?
- Милый...
- Ммм?
- ДРЭГОН СЛЕЙВ!!!
- ААААААААА!!!! – хором заорали принц, священник и мазоку.

- Говорил же я, что женщины – исчадия ада, - пробормотал святой отец, выбираясь из-под развалин храма.

Эпилог.

- Кселли?
- Да, госпожа?
- Слууууушай, волчок, у меня после вчерашней вечеринки с Луной дикое похмелье... Может слетаешь, поишешь у Древних Драконов рассола?..
- ААААААААААААААА!!!!!!!!!

@темы: [фанфики], [юмор]

   

Океан Хаоса (Slayers World)

главная