Автор: sobolevna
Фэндом: Рубаки.
Жанр: айлбибэк.
Рейтинг: PG-13.
Примечание: Так как фанфик большой, я разбил его на куски. Номер куска -- в заглавии, в квадратных скобках.
От автора: это вторая часть трилогии. Автору захотелось ещё бредовых приключений, догонялок и прочих радостей жизни. Сразу предупрежу: это бред! Иллюстрации любезно предоставила Нарвен (Смотрящая-в-Ночь).

№6.


Я шёл, никого не трогал, как услышал сзади очень знакомый звук. Нага быстро ехала на какой-то самоходной колеснице, вроде каменной, и, как обычно, громко смеялась. Но так как я решился обернуться слишком поздно, то этот транспорт едва меня не сбил. Я быстро подпрыгнул и, перегруппировавшись, приземлился прямо на колесницу. Лицом к лицу с Зелгадисом. Мы оба опешили:
– ТЫ! – он схватил меня за одежду.
– Эй, что это!? – я показал на что-то за ним. Он оглянулся, ничего не заметил, повернулся обратно и понял, что он держит только мою одежду. И очень долго озирался по сторонам.
– Зел, ты чего ищешь? – повернулась к нему Нага.
– Тут голый Резо не пробегал?
– Кто?!
– Стоп, а где мой кошелёк?! Ты, старый пень, февральский отморозок, подлый трус, сивый мерин… – за последние слова одежда дала ему пощёчину. Зелгадис завизжал и продолжил: – Я тебя найду! Ты тут голый с моими деньгами долго бегать не будешь! Чтоб тебя на куски разорвало! Чтоб на тебя Ёкарный Бабай напал! Чтоб ты вышел замуж за пиратского барона! Чтоб тебя снова обкурило гашишем и выбросило в твою лабораторию!
Да, помню я это. Я исследовал орден ассасинов, которые, чтобы быть профессиональными убийцами, сильно обкуривались гашишем. Но так как записаться к ним в орден было трудно, я решил просто проверить: действительно ли от гашиша становишься таким высококлассным убийцей. Я пришёл в свою лабораторию и раскурил косячок. Ничего. Я курнул ещё раз. Ноль эффекта. Я оглянул свою лабораторию. Ничего особого, как была – так и осталась. В помещении не было ничего необычного, кроме пробирок, реактивов, столов, записей, орангутанга, читающего книгу «Ты не такой уж злобный урод», древесного краба, совокупляющегося с уездным секретарём из Циньдао, и испанского конкистадора (даже не знаю, кто это). Ну, я решил их исследовать. Они оказались столь мощными катализаторами, что всё здание разнесло в пыль. Зелгадис полдня соскребал меня с мостовой. Я был так воодушевлён результатом, что отправил его на поиски испанского конкистадора.
– Ааха-ха-ха-ха! Зел, не кипятись! Ааха-ха-ха-ха!
– Что значит «не кипятись»? Я из-за него всю жизнь страдаю!
– Из-за кого?
– Из-за Резо! Это же его одежда, ведь так?
– А, ну да.
– А откуда ты знаешь, что это его одежда?! – Зелгадис не на шутку свирепел.
– Ааха-ха-ха-ха! Ты меня ревнуешь?
– А, ну, я это… как это… это самое… ну ты поняла, да?
– Нет.
– Ну вот, как раз именно это я и хотел сказать.
– Будешь таким стеснительным – никогда мужиком не станешь! – раздалось из моей одежды. Зелгадис от страха кинулся на руки Наге.
Нетрудно было догадаться, что я никуда не исчезал: собранные мной вчера волосы старушки, которой испугался изнасиловавший её дракон, человека, живущего в абракадабре, и отца, умирающего от искреннего и беззлобного смеха над смертью сына, дали потрясающий эффект. Моё тело всосалось в одежду и стало невидимым. Если с одеждой что-то случится, то заклинание мгновенно исчезнет, и я вернусь в нормальный вид. А вот Зелгадис что-то сильно нервничает. Ещё бы, в последнее время…
– …мне всё чаще мерещится Резо. Сначала я выпил, и мне показалось, что он мне машет рукой из-за стола. Потом я оказался в его одежде и бегал по городу, затем я почему-то оказался голым и за мной погнался весь город. Затем я увидел Резо, который смеётся, как вон та девушка на улице, что в бесстыдном наряде. А после этого его сбила наша повозка, я схватил его за одежду, и он исчез, прихватив мой кошелёк… Доктор, что со мной?
– Не знаю, господин Грейвордс. А что вы делали до этого?
– Ну… Я приставал к деревенской девушке с просьбой меня ограбить, увидел двадцать комплектов цветных невидимок, встретил смеющееся чудо природы, довёл до исступления высокоуровневого демона, встретился с Гомодриловой Кастрацией Ужасновной… Затем – ехал на повозке, двигающейся от смеха, бегал по отвесной стене от спятивших бабулек, устроил конкурс едоков, где выступал в бесстыдном наряде… Ох…
– Это всё?
– Нет ещё. Я взял без единого удара неприступную крепость, вышел замуж за пиратского барона, сместил его, сам стал бароном и получил гарем на 70 жён и 300 наложниц, затем меня сместили (чудом я удрал оттуда). После я попал в школу для малолетних садомазохистов, довёл того же демона до сумасшествия, ограбил сильного мага с тучей сигнализаций, затем блестяще сыграл роль в театре, не зная, что конкретно я играл, затем бегал по городу нагишом и ограбил банки. Потом меня похитили инопланетяне, но я сбежал, а затем я поджёг конопляное поле и стал королём оргии, потом я не помню, что делал. А под конец я отшлёпал Лину Инверс…
– Мда. А вы сами когда-нибудь видели преподобного Резо?
– Ну да. Я знаю его с самого рождения. Он мне приходится прадедом.
– А, всё ясно. Итак, начнём. Никакого Резо не существует.
– Никакого Резо не существует… Ну да, он умер на моих глазах. Дважды…
– Вы никогда не знали преподобного Резо лично.
– Я никогда не знал преподобного Резо лично… Но это неправда!
– Я врач, я лучше знаю. Тот человек в красной одежде, что идёт под руку с той девицей, не имеет к Резо ни малейшего отношения.
– Тот человек в красной одежде, что… ЧТО?!
Чёрт, Зелгадис меня заметил, когда мы с Нагой входили в гостиницу, где они остановились. Я под благовидным предлогом отправил Нагу по магазинам, сам вошёл в её комнату, думая, что делать дальше. И тут я заметил трёх грабителей, рывшихся в её вещах. Я усилил посох магией и как можно быстрее разобрался с грабителями. Я еле успел спрятаться, так как Зелгадис со страшным видом и мечом наперевес вбежал в комнату, увидел трупы грабителей и сокрушённо вышел из комнаты, наткнувшись на Нагу.
– Зел, что сказал доктор?
– Там три трупа…
– Что?
– Я пришёл тебя убивать, а там три трупа…
– Где? – Нага вошла в комнату, но трупов не заметила. Ещё бы, ведь я перетащил их из её комнаты через окна в другую комнату.
– Да, и вправду нет… – сказал он и направился к себе. – Нага, Нага! Смотри! Они тут!
– Кто? – Нага не понимала ничего. Но того времени, что он вёл её к своей двери, мне хватило, чтобы спрятать трупы получше.
– Их опять нет… – казалось, Зелгадис сейчас окончательно свихнётся.
– А зачем ты пришёл меня убивать?
– Я видел, как ты шла под руку с Резо…
– Точно так же, как ты видел, что его сбила наша повозка!
– Правда?
– Да. В общем, я пойду поем.
Бедняга сокрушённо сел на кровать и, закрыв лицо руками, жалобно застонал:
– Резо! Я знаю, ты меня слышишь… Я не понимаю, что происходит, но мне кажется, что ты где-то рядом… Прости меня за то, что я был непочтительным правнуком и не понимал, сколько тебе пришлось вытерпеть, чтобы воспитать и обучить меня! Прости за то, что я, когда наступала моя очередь готовить ужин, добавлял в еду всякие твои новые разработки! Прости за то, что я смазывал клеем туалетную бумагу! Прости, что по ночам стоял возле твоей постели и переливал воду из стакана в стакан!
Я чуть не плакал от переизбытка чувств. Зелгадис, мальчик мой, конечно, я тебя прощаю! Ведь ты избавил меня от необходимости самому добавлять в еду мои новые пищевые добавки, твой клей нейтрализовал ядовитые химикаты на туалетной бумаге, а твои переливания воды вдохновили меня на создание Воющего меча…
– Резо, а помнишь, как Эрис поела старительных яблок, потом побежала к тебе с просьбой вылечить её? Ты тогда мрачноватый был, и сказал ей «Оставь меня, старушка, я в печали…» Я не знаю, задумывался ли ты о том, как к ней попали эти яблоки…
– Так это был ты!? Ты, паразит мелкий, ты хоть представляешь, что она мне тогда устроила? Так вот почему ты так быстро ушёл тренироваться!
– Да ты, я вижу, жив-здоров! – этой ухмылки я не видел на его лице с тех пор, как превратил его в химеру. Чёрт, как он меня ловко поймал! – А сейчас тебе придётся несладко за то, что ты заставил меня думать о шизофрении!
– Эээ… Эй, что это!?
– Неа.
– Жаль.
Он выхватил меч, я стал убегать. Я использовал заклинание ускорения движения, но даже тогда мне с трудом удавалось от него удирать. Мы выбежали из таверны и начали нарезать круги по городу. «Смотрите! Чудовище хочет убить преподобного Резо!» – закричала какая-то женщина. Мы замерли на месте и сделали вид, что это – театрализованное представление.
– Резо! Я долго ждал минуты этой! Давай сразимся, храбрым львам подобно!
– Не откажусь от схватки я, Зелгадис, но прежде расскажи мне, в чём беда.
– Что-что? Беда в чём? Издевайся больше! Иль ты забыл, что сделал ты со мной?
– Исполнил я твоё желанье, видишь? Иль не о силе ты просил меня?
– Не помню что-то я, чтобы в химеру просил тебя я превратить меня.
– Скажи, что не было минут, когда ты радовался моему подарку!
– Минуты были, но не больше. «Дар» твой испортил мне всю жизнь, изгоем сделав!
– Мальчишка твердолобый, твердотелый, ты о своей лишь внешности печёшься и людям досаждать умеешь только!
– Не только ты слепой, но и глухой к чужим страданьям, мрачный, нелюдимый, корыстный и фригидный эгоист!
– Я не фригидный! Вспомни ты, как долго тебя все принимали за девчонку!
– И ровно через год, как, наконец, я мужественным стал на вид, толпы любимцем, ты превратил меня в химеру!
– Зато теперь никто не скажет, что, Зелгадис, на девчонку ты похож!
– Резо! Спрошу тебя тогда: ты знаешь ли, как тело моё старое вернуть мне?
– Ответил я тебе уже давно: не знаю. Это невозможно сделать.
– Ты лжёшь! Скажи мне честно! Я прошу тебя! Зачем ты превратил меня в химеру?
– Хотел я, чтоб ты понял, каково сильнейшим быть же, не имея сил недуг свой победить и исцелиться. Чтоб ты шёл по моим стопам, мой путь прошёл и мудрости моей изведал. Чтоб глубину моих страданий понял, чтоб ты остепенился, возмужал, и стал, потом, моим наследником, и если вдруг не повезло бы мне, тогда ты уничтожил бы то зло, что я в душе держал. Итак, ты видишь: один удар – и столько зайцев сразу! Я соглашусь: оно неэстетично. Но дёшево, надёжно и практично! Ну ладно, ладно, признаю я: всё же немного я перестарался, да.
Мы оба вздохнули. Публике явно нравилось представление. Блин, нужно это всё заканчивать. Я сделал жест Зелгадису, чтобы он меня типа поскорее прикончил. Что он и сделал, притом без «типа». Я свалился Зелгадису на руки со словами:
– Ты прикончил меня… пожалуйста, проведи со мной последние мгновения… – я прокашлялся. – Зелгадис, если можешь, прости мне мои ошибки… Ты оставался моей единственной надеждой и опорой, хоть я это скрывал ото всех, даже от себя… Те годы, когда я учил тебя играть на гитаре, рисовать, потрошить подушки, насиловать лошадей, готовить парящих выхухолей по-землеройски, а также трёмстам нетрадиционным способам использования лопаты… Эти годы были для меня отрадой за долгие скитания в моём тёмном мирке…
– Резо… Прекрати. Тебе до меня не было дела. Я был всего лишь…
– Пожалуйста, говори… твой голос не даёт мне провалиться в небытие… Пока я ещё жив, передай Снаффи и Эллу, что я больше не посмотрю с ними скачки… Передай Бобби и Снуки, что я не приду к ним на рождество… – я опять прокашлялся. – Скажи Скарлетт, что она мне небезразлична!
– Резо… – Зелгадис стыдливо отвернулся.
– Ты, наверно, заметил, что я прозрел… И я тебя вижу… Ты… такой красавец… – я провёл рукой по его щеке и перешёл на хриплый, еле слышный шёпот. – Вернуть тебе внешность… можно…
– Резо! Нет! Пожалуйста, не умирай! Прости меня! Я не понимал твоих чувств, я был таким эгоистом!..
И он закричал, захлёбываясь слезами. Публика восхищённо зааплодировала, и мне вручили золотую статуэтку. Я встал, и, прослезившись, сказал публике:
– Спасибо! Вы любите меня! Вы правда любите меня!
Я несколько раз поклонился восхищённой толпе. Зелгадису за выражение лица дали такую же статуэтку. Публика, вся в слезах, заплатила за наше представление и разошлась. Все деньги я забрал себе, а когда Зелгадис попытался что-то сказать, я засунул ему в рот его статуэтку и ушёл. Заклинание Tragic Trash, придуманное специально, если не помогает Holy Shit, сработало безотказно!
Мой правнук побежал за мной, статуэтку изо рта, правда, не вытащил. Я забежал за угол и… пулей выскочил обратно и затащил Зелгадиса в подворотню, сделав знак не издавать ни звука. Мимо нас прошла средних лет пара. Я вздохнул с облегчением.
– А кто это? – спросил недовольный Зелгадис.
– Ну как бы тебе объяснить, ну… вон тот тщедушный, но сердитый мужичок – это твоя мать, а та здоровенная, но кроткая женщина – это твой отец.
Зелгадис снова посмотрел на них, протёр глаза и снова посмотрел на меня:
– В каком смысле? – после паузы: – Ты же мне говорил, что мои родители умерли!
– Я сам на это надеялся… – и я рассказал ему ту историю.
– Ну… эээ… ты прав.
– Ладно, вот твоя доля, а я пошёл…
– А ну стоять! Ты вроде говорил, что я могу исцелиться!
– Нет, такого я не говорил. Вернуть тебе прежнее тело нельзя – я несколько месяцев над этим бился, и никакого результата.
– Что, правда? Я что-то не заметил…
– Ещё бы! Ведь я тебя таким крепким сделал, что тебя ни один человек без особой помощи не убьёт. Поэтому на тебе и следов не очень много оставалось… Зато я прикрыл твою татуировку!
– Что?! Так ты её видел?
– Конечно! Такое не забудешь… Если хочешь, могу убрать тот каменный нарост!
– Ааха-ха-ха-ха! Какая такая татуировка? – Нага поражает способностью появляться невовремя…
– Резо! Так вот ты где! – о нет, парочка трансвеститов! Я умоляюще посмотрел на Зелгадиса и превратился в одежду. Тот вошёл в моё положение и спросил у своих родителей:
– Вам что-то нужно?
– Эта одежда – Резо, дед моего мужа! Он нас поменял телами и отобрал у нас сына! – закричал мужик, он же – мать Зелгадиса. Надеюсь, у бедняги не случится ломки мировоззрения…
– Как-как? – спросила Нага, начавшая что-то не понимать.
– В общем, мы спешим. Извините, – и Зелгадис с каменным выражением лица стал уходить. Через некоторое время я сбежал.
Эх, я не успел спросить, как он познакомился с Нагой. И что она в нём нашла – при всех его комплексах-то. Он сейчас наверняка ищет меня, желая узнать, как ему вернуть прежнее тело, хотя я ему уже несколько раз сказал, что это невозможно. А вот человеческую внешность вернуть вполне можно – за определённую цену. Я вышел из города и вызвал того демона, что я вызывал несколько дней назад. Он долго скрипел зубами, пока не дал мне то, что я его просил мне принести – контур печати Цефеида, сделанный мной несколько лет назад. Говоря человеческим языком, контур был повреждён, но если я смогу его восстановить, то я быстро пойму, как вернуть мою силу. Да, Зелгадис, не зря я столько бессонных ночей провёл, ища тебе лекарство! Теперь я сам смогу использовать его для своих целей. Что до тебя… Не всё же мне давать на блюдечке с голубой каёмочкой! Что-то ты и сам должен сделать.
Тут я вспомнил, что забыл купить провизии. Использовав заклинание неузнавания, я вернулся в город и отправился в магазин. И тут увидел такую картину: какой-то воин решил, что Зелгадис – сутенёр, и вызвал его на дуэль, чтобы защитить честь Наги. Бывают же такие придурки!

Да, честь… До того, как я выписал Родимуса в учителя Зелгадису, это слово нравилось мне больше! Самого его я знал с его юношеских лет и даже отправил его в школу рыцарей. Спустя много лет мы снова встретились. Из мальчишки он превратился в храброго и доблестного рыцаря с достойным кодексом чести. Я заплатил ему за обучение Зелгадиса, дал оружие и броню. На следующий же день он это пропил и проиграл в карты, организовал на пару с Зелгадисом турнир и выиграл всё обратно. Затем заложил весь выигрыш и в пьяном виде отправился в публичный дом. Мальчика, к счастью, взял с собой на тренировку Зольф.
На следующий день ко мне пришли с двумя десятками долговых расписок Родимуса, выписанных почему-то на моё имя. Я долго его ругал, взывая к понятию чести, но, как выяснилось, я не знал, что на самом деле означало это слово. Оказалось, что каждый рыцарь обязан демонстрировать своё богатство и славу, тратя деньги направо и налево и дерясь со всеми подряд. В противном случае его будут считать обесчещенным.
Я вздохнул, но решил, что ничего не поделаешь – зато отличный мечник, да и с хулиганистым мальчиком быстро найдёт общий язык… Но на следующий же день Родимус провёл около тридцати дуэлей с городскими стражниками. Зачем? Оказалось, какой-то мужик в таверне похвалился, что в рукопашной схватке победил одного лорда, и даже трофей показал. И Родимус его чуть не убил. За что? За то, что тот покусился на человека, который был по статусу выше него самого. Вовремя подоспели стражники, не понявшие юмора. Если бы не моё вмешательство, все тридцать «честных дуэлей» – включая мужика – бы закончились летальными исходами. Родимуса чуть не отправили в тюрьму, но опять же, что бы он без меня делал… Оказалось, тоже честь рыцаря. Я скрипел зубами, но решил потерпеть.
На следующий день мы с ним шли по лесу – собирать грибы. Я решил проверить, насколько он хорош, и, отойдя и отозвав всех возможный свидетелей, вызвал парочку троллей. В битве с ними Родимус чётко соблюдал правила чести типа «не бей в спину» или «не бей лежачего». Я пошёл собирать грибы дальше, а потом отчего-то решил осмотреть трупы троллей. И оказалось, что первый был убит в лежачем состоянии, а второй – ударом в спину! Оказалось, это тоже честь рыцаря – если никто ничего не видел, то честь оказывается незапятнанной. Но из-за того, что факт всё-таки вскрылся, Родимус попросился для восстановления чести на самую низкую работу, которую может только делать рыцарь.
Я как-то отошёл по нужде из лаборатории и сказал Родимусу, чтобы если что – немедленно звал меня. Когда я вернулся, Родимус гордо потрясал трофеем – головой какого-то монстра, – а от лаборатории ничего не осталось. Дело в том, что я полгода готовил довольно сложные компоненты по вызову одного интереснейшего существа, которое мне очень нужно было живым. Более того, чтобы вызвать его ещё раз, мне понадобилось бы не меньше года… Когда я услышал, что это тоже проявление рыцарской чести – никогда не звать на помощь, чтобы никто не посчитал тебя трусом – я посадил его в карцер.
Как только я запер его, я решил на всякий случай с ним немного поговорить. Оказалось, Родимус чуть не покончил с собой, так как обесчестил себя недолжным отношением к господину. Если бы не я – он бы точно умер. Я плюнул и пошёл восстанавливать разрушенное, отправив Эрис ухаживать за спасённым. Каково же был моё возмущение, когда я, спроецировав свой образ к Эрис, увидел, что этот негодяй её нагло соблазнял! Оказалось, это тоже рыцарская честь – так показывается должное уважение к прекрасной даме (чаще всего – жене старшего брата или господина). И где, спрашивается, логика: за недолжное отношение к господину кодекс чести обязывает покончить с собой, и он же предписывает охмурять женщину своего господина! То есть что, соблазнять господскую жену – это относиться к нему, как подобает?!
Кончилось тем, что я поставил ему в учителя Зелгадиса – мальчик, конечно, тот ещё паршивец, но хоть кто-то должен был отучить рыцаря от его понятий чести! Как оказалось, мой правнук меня не подвёл!

В общем, пока я это вспоминал, тот воин закончил свою тираду и приготовился бить Зелгадиса, как услышал от него:
– По понятиям чести ты должен вызвать меня на дуэль.
– Я не вызываю на дуэль простолюдинов!
– А как тебе это? – он показал мой герб.
– Ну… эээ… Ты украл чужой герб! Умри!
– Доказательства?
– Эээ…
– Значит, это клевета и ложь. Ты обесчестил себя и должен покончить с собой.
– Эээ… Докажи, что это ложь в честном поединке… – Зелгадис одним ударом разбил меч воина. – Слушай, мужик, а мне точно надо покончить с собой, а?
– Ну, я могу тебя честно убить…
– Эээ… а как-нибудь по-другому?
– Ну, может быть, ты восстановишь свою честь, если… – тут его глаза загорелись нехорошим огоньком. – Видишь вон ту странную парочку? Так вот, это трансвеститы. Ты должен подойти к ним и сказать, что ты – их сын Зелгадис, которого у них забрал типа твой прадед, Красный священник Резо.
– А что я им потом говорить-то буду? – на беднягу было жалко смотреть.
– Хм… надо бы подумать… В общем, – Зелгадис сделал вид, что что-то колдовал, – иди: мы будем видеть и слышать то же, что и ты, а потом, если что, подскажем что делать!
Понятное дело, бедняга не был заколдован, а Зелгадис с Нагой поспешили убраться оттуда. Вскоре я последовал их примеру, но за ними не пошёл. Как-никак, у них своя жизнь, у меня – своя. Но было бы забавно встретить эту парочку вновь. Всё-таки я понял, что Нага нашла в Зелгадисе: примерно то же, что моя первая жена нашла во мне.

№7.


Я решил свернуть с назначенного пути и зайти в одно местечко, известное в высших кругах магии – Волшебный заповедник. Он был создан очень давно Рауди Габриевым, которого, на мой взгляд, совершенно незаслуженно не включили в список мудрейших людей мира. Конечно, вся его сила происходила от Меча света и от особых мест, где искривлялось пространство и время, но хуже его исследования от этого не становились. Для него не было проблемой создать огромную область в подпространстве и заставить в ней течь время по-другому.
И одно из таких мест – Волшебный заповедник, где живут самые невероятные животные. Там живут только чистые существа – химеры просто не допускались. Но менее богатой коллекция от этого не становилась. Я сам привёз туда множество интересных экземпляров (точнее – побочных продуктов моих опытов, но кто заметит разницу?).
По дороге я встретил человека, который показался мне странно знакомым.
– Мужик, на опохмелиться не дашь?
– А, это ты, дракон Петрович…
– А меня не так зовут!
– А как?
– А… а как меня зовут? В общем, не важно. А тебя как?
– А тебе зачем? Всё равно забудешь…
– Ну нет! Я тыщу лет валялся пьяным в той деревне, и потом решил немного развеяться и очнулся снова в той деревне… Теперь опять иду развеиваться…
Ага, знаем мы вас, драконов-алкашей… Но вы всё же не так интересны, как зайцы-курильщики или улитки-наркоманы. Но если учесть, сколько этот дракон провалялся пьяным… Может, мне сдать его в заповедник? Или самому исследовать? Лучше сдам, а то мало ли, какой это дракон…
Мы пришли к заповеднику. Я вызвал бутылку «Шила» и дал Петровичу.
– Ах, ультра-прима-люкс… нектар богов… – проворковал он, отпив глоток.
Я заплатил за вход и переместился в подпространство.
– О, господин Резо! – поприветствовала меня бессменная работница заповедника, моя хорошая знакомая Розалинда. Хотя, может быть, это не она, так как на табличке написано «Линдароза». – Давно вас не было видно! Как ваши глаза?
– Отлично, как видите.
– Да ну вас! А у меня горе случилось – зверёк сбежал…
– Что за зверёк? Давно сбежал? Сейчас быстро найдём!
– Знаем мы, как вы найдёте! Он уже сам пришёл. Тузик! Сюда!
Я ожидал увидеть кого угодно – от цербера до цербернара. Но когда в помещение вошёл Занаффар, мне стало как-то не по себе.
– Эээ… это и есть ваш Тузик? – сказал я, глядя, как Занаффар преданно лижет Розалинде руку.
– Ага! Бедняжечка потерялся, съел что-то нехорошее, вот, у него несваренье… – это что он должен был такое съесть? Лину Инверс?
– А ничего, что он может съесть все остальные экспонаты? – Тузик стал на меня порыкивать.
– Да как вы можете! Тузик хороший! Он ещё никого из своих друзей не съел. И другие Занаффары тоже. Правда, Тузик?
Он согласно закивал. Ничего себе! В этом заповеднике целая куча Занаффаров, а я об этом только сейчас узнаю! Интересно, она хоть представляет себе, что будет, если когда-нибудь эти экспонаты убегут из заповедника? Они ж весь мир съедят за милую душу, и как бы ни старались другие астральные существа, им тоже уготована роль завтраков!
– Я смотрю, у вас тут интересно, господин Резо.
– У тебя, я вижу, тоже, Зеллос.
– Как сказать… Меня вот не обрадовала новость, что в этом заповеднике находятся ТАКИЕ животные. Я вот думаю, может, мне его вычистить?
– Даже и не думай, – сказал я, заметив, что Тузик начинает свирепеть. – Мы все находимся внутри заповедника, поэтому любая драка здесь может закончиться чем угодно.
– Да, видимо, вы правы. Ах да, спешу поздравить вас с выздоровлением. Вы, надеюсь, понимаете, что с некоторых пор находитесь под нашим особым контролем?
– О, а я тут был! – сказал вдруг вошедший Петрович. Тут лицо Зеллоса перекосило так, будто он только что поцеловал ногу кого-то из богов. – О, а я тебя знаю! Ты этот… как его… ну ты помнишь?
– Помнишь-помнишь, – сказал я дракону и обратился к Зеллосу: – а кто это?
– Вы что, не знаете? Это не то прародитель драконов Димоса, не то его старший брат. До того, как он упал с луны, о нём ничего не было известно. Мастер пространственно-временных и гравитационных манипуляций, поэтому практически неуязвим. Его дыхание сравнимо с магией Хаоса, а его атака Gravidjra обладает такой силой, что её побаивались Цефеид и Шабранигдо.
– Ничего себе! А если он такой крутой, то почему о нём так мало известно? – да, хорошо, что я ни разу не попросил Петровича дыхнуть!
– По той причине, что из-за его характера и пьянства никто не хочет с ним иметь дела. Он сто лет грозился то перейти на сторону Цефеида, то на сторону Шабранигдо и держал их обоих в страшном напряжении, пока не заснул на двести лет. А когда проснулся, начал тех твоих усиленно спаивать. Потом ему это надоело и он начал помаленьку хулиганить. Как сейчас… – пока Зеллос это рассказывал, дракон-алкаш успел изрисовать его брюки, вырезать из его плаща разнообразные фигурки и ещё вдобавок нанести татуировку на правое плечо.
Тузик засмеялся. Петрович его поддержал. Глядя на них, я тоже понял, что меня пробирает смешок. Зеллос не выдержал и стукнул дракона посохом по голове, но по непонятным причинам попал по себе. Смех усилился. А вот глаза Розалинды просто засияли:
– Так вы и есть знаменитый собутыльник Рауди Габриева – единственное существо, которое смогло его перепить до смерти?
– А? Ну да… А что это ты так на меня смотришь?
Та, не говоря ни слова, схватила сачок и стала ловить Петровича. Тот не ожидал такой реакции и поэтому побежал. Тузик погнался за ним. А мы с Зеллосом ухохатывались, глядя на это.
– Интересно, – сказал я, – а что будет с Тузиком, если он случайно съест Петровича?
– Отравление алкоголем, – однозначно сказал таинственный жрец и предпочёл исчезнуть. Я последовал его примеру и вышел из заповедника.
А вот и нужный мне город. Ого, за время моего отсутствия он стал столицей королевства? И я почему-то догадываюсь, где находится королевский дворец. Да, так просто мне лабораторию не вернут. Значит, мне нужно просто попросить немного в ней поработать. Я пошёл к королевскому дворцу и сказал стражнику:
– У меня встреча с их величествами.
– А вы, собственно, кто?
– Меня зовут Резо. Но люди зовут меня Красным священником Резо.
– Резо, да? Но Резо слепой, а ты, я вижу, зрячий…
Вот блин.
– Я просто хожу с открытыми глазами, на самом деле я слепой.
– Сколько пальцев я показываю?
– Два. Я настолько великий мудрец, что у меня есть особый радар, позволяющий видеть даже с закрытыми глазами.
– А зачем тебе тогда прозревать было?
Хороший вопрос!
– С помощью радара я не мог видеть мир во всех его красках и всём его великолепии…
– Отлично. Какого цвета ножны моего меча?
– Зелёные…
– Значит, ты не слепой.
Какой умный стражник!
– Ну да, я прозрел.
– Ладно, докажи, что ты Резо.
Я показал ему несколько фокусов.
– Так все умеют. Покажи какое-нибудь чудо, чтобы я действительно поверил, что ты Резо.
– А?
За это междометие я вылетел из дворца. Чёрт подери, почему стражники, когда дело доходит до пустяков, вдруг становятся серьёзными? Значит, надо бы подумать, как бы мимо него пройти…
– Кто?
– Почтальон!
– Приходил.
– Я из военкомата. Вам повестка!
– Я в отставке.
– Да, наверно, имя перепутали… Кроме того, вам посылка. Распишитесь здесь и здесь…
– А как меня зовут?
– Эээ… Джон! – увидев его выражение лица, я поспешил поправиться: – Джонатан! Джоан! Джонас! Джона! Джош! Брайан!
За последнее имя я опять вылетел. Да чтоб тебя!
– Кто?
– Заяц!
– А почему в одежде девочки-крольчонка?
– Новая мода!
– К кому?
– К королеве! Она заказывала…
– Номер заказа?
– 6357-24950128.
– Номер лицензии?
– 027201.
– Дыхни.
Дыхнул.
– Пройди по этой прямой.
Прошёл.
– Потанцуй ча-ча-ча. И покатайся на вот этом. И пожонглируй. Вот тебе ещё дудочка. Нормально. Теперь выпей. Отлично. Выпивших велено не пускать. Проваливай.
Вот сволочь!
– Кто?
– Врач!
– Вы к кому?
– В районе эпидемия.
– Какая?
– Будете много спрашивать – её назовут вашим именем. Мне нужно сделать прививки…
– Контрабанда, оружие, наркотики есть?
– Пора свои иметь…
Который раз он выкидывает меня в аккурат в одно и тоже место, за сантиметр до лужи? Хм, значит, так просто мне сюда не пройти… Интересно, как такого прохвоста взяли на работу? Я переоделся в свою нормальную одежду и задумался. Видимо, чтобы пройти, мне нужно доказать, что я и есть Резо. Значит, меня должен чествовать весь город, чтобы я действительно выглядел, как великий мудрец. Это не сложно сделать, если… А где мой кошелёк? И кто это сделал – дракон или стражник?!

Почему-то вспомнил ту эпопею, которая произошла с внешностью Зелгадиса. С детства его все – даже я – принимали за девочку, из-за чего он страшно комплексовал. Стоило кому-либо сказать «Смотрите, какая милая девчушка!», как Зелгадис тут же с рёвом убегал и строил планы мести. А на мелкие хитрости он был горазд – тем более что я его обучал целому арсеналу полезных трюков – от взлома замков до доставания компромата из чужих карманов.
Помню, мы отдыхали у одного короля в качестве вознаграждения за то, что я избавил поля и скот от паразитов. Ну, как сказать, я… Я только изучал самих паразитов, а все остальные должны были их собирать, а потом ещё и нести мне нужные компоненты для ядов. Когда средство было закончено, я многократно магически усилил его и распространил по полям и пастбищам королевства. Наша работа была закончена, и я сказал, что нам нечего больше прохлаждаться и что на следующий же день уходим. Все разочаровались, неизвестно, почему. Нуунса что-то говорил про королевский пруд, Дилгир, Зольф и Родимус – про королевский погреб, а Эрис рвала свои платья, которые она так ни разу и не надела. Только Зелгадис был рад – королева затискала его, приняв в темноте за свою дочку, а принц (примерно того же возраста, что и сам Зелгадис) отказался с ним играть за его внешний вид. Эрис в порывах истерики поддакивала принцу.
Да… когда я проснулся, я увидел, что пропали кое-какие редкие катализаторы. Я пошёл за Зелгадисом, открыл дверь в его комнату и привёл в действие ловушку, которая выливала ведро с помоями на Эрис. Одновременно раздавались крики по всему дворцу. Этот негодник всё помещение напичкал ловушками так, что, задев одну, неминуемо задеваешь другую. Я поспешил уйти из дворца и увидел, что все его обитатели погнались за мной, решив, что это всё я устроил. И они вовремя успели – как только выбежал последний, дворец сложился, как карточный домик. «Зря я обучил его взрывному делу…» – подумал я тогда.
Им всем повезло, что я смог всё восстановить и успокоить население за каких-то десять минут. Зато Зелгадис умудрился продать им проект всего того, что он сделал с дворцом, как суперсовременную сигнализацию! С того момента я понял, что тема внешности будет для него больной – ради неё он будет способен на такие ухищрения, какие вытворял я для прозрения.
Что плохо, со своей проблемой внешнего вида он приставал именно ко мне. Я устал его успокаивать – мол, как вырастешь, так и будешь парнем хоть куда. Нет, ему требовалось здесь и сейчас… Чтобы выглядеть в глазах других, как парень, он рано выучился пить и курить, ругаться неприличными словами и прочим… нехорошим… Сколько раз я доставал его за его шалости из тюрьмы – это отдельный разговор. Мальчишка не знал, как себя проявить как мужика. Когда он стал постарше, Родимус даже попробовал отвести его в бордель. Сутенёрша подумала, что ведут новую работницу.
Наконец, он нашёл себе чисто мужское занятие – служить обществу, защищать невинных, добиваться мира во всём мире!.. но вначале, он должен был подрабатывать моим помощником. В принципе, только это у него и получалось – его избивали все, от кого он хотел защищать невинных. И тогда «Хочу выглядеть, как парень!» сменилось «Хочу стать сильнее!» и стало моим ночным кошмаром. Куда бы я ни пришёл, ко мне всегда выстраивалась очередь страждущих. Зелгадис встречался в таких раз двадцать, не меньше. Я с ним говорил, я его бил, я его сажал в карцер – ничего не помогало: каждый день я просыпался исписанным просьбами «Хочу стать сильнее!» В порыве гнева я отправил его тренироваться на пару месяцев. Не помогло. Я обучил его специальной магии, усиливающей тело. Тоже не помогло: он захотел стать самым сильным человеком на свете. Когда я это услышал, я окинул взглядом все долгие годы совместной жизни с ним и понял, что я больше не могу…
Я сидел и хотел позавтракать, как в столовую зашёл Зелгадис с ежедневной просьбой:
– Резо, не соблаговолишь ли ты выслушать нижайшую просьбу правнука твоего, что осиротел рано и жизнь прожил в стенаниях, и в качестве подарка на день рождения сделать его сильным?
– Зелгадис, каким ещё «сильным»? У тебя день рождения полгода назад был! Дай позавтракать, а? – и я пинком выпроводил его. Я налил себе чаю.
– Резо, не соблаговолишь ли ты выслушать… – пришёл он во второй раз. Я заткнул ему рот блюдцем и заставил стол отвесить ему все четыре пинка.
Мне принесли десерт, накрытый крышкой. Из него вылез Зелгадис всё с той же просьбой. Я его хорошенько выдрал и хотел спокойно попить чаю, но он сказал Эрис, что я прячу её протрет под подушку и давно купил для неё кольцо… Спустя два часа я помылся и решил наконец-таки допить свой чай, но Зелгадис опять пришёл. Я вызвал специальную дудочку и сыграл на ней, и он, пританцовывая, себя хорошенько побил и ушёл. Я снова потянулся к чашке, как он вернулся со специальной гитарой, от которой заплясал весь дом. Наигравшись вдоволь, он ушёл тренироваться. И тут я заметил, что моя многострадальная чашка с чаем разбилась… Я пошёл в лес, где он тренируется, нашёл его и сказал:
– Чего ты, говоришь, хочешь?
– Стать самым сильным человеком на свете!
– Ты уверен?
– Да!
– Ну держи! – и я хорошенько стукнул его по голове посохом.
Поэтому, когда я увидел, что он ходит в постоянной депрессии, я был страшно удивлён: ну что на этот раз ему не так? Из всех живых людей он не справится разве что со мной, да и за девушку его точно никто не примет. Более того: я сделал его таким крепким, что он может пользоваться и довольно опасной магией, которая не только выпивает много магической энергии из волшебника, но и наносит немалый урон его собственному телу.
А мне добавился новый кошмар: «Хочу человеческое тело!»…

Интересно, через сколько Зелгадис плюнет на свои поиски прежнего тела? Наверно, ни через сколько: парень такой же упрямый, как и я. Вот только…
– Простите, а вы случайно не преподобный Резо? – прервал мои мысли какой-то прохожий.
– Да, так и есть. И я вижу, что вам требуются цветы мудрости, что собрал я, изучив множество основ.
– Да, преподобный Резо! Мне нужен совет! Моя жена ушла!
– И что вам конкретно нужно: чтобы она вернулись или чтобы она не возвращалась?
– Да бог с ней, с женой! Тёща до сих пор не уходит!
– Ааа… сейчас всё устроим. Купите у гробовщика крышку, напишите на ней «Холера» и закопайте её в болотистой местности дня на два, а потом принесите домой – гарантирую вам, что ни тёща, ни жена не вернутся!
– Спасибо!
Так, уже подходят другие страждущие. Так как проблемы у всех людей более-менее одинаковые, вполне можно вспомнить мои стандартные схемы выдачи мудрости малообразованному населению, которые я придумал, не будучи особенно известным и мастеровитым в магии. И денег у меня было столько же, сколько сейчас…
– Внемлите, о добрые люди! Неисчерпаемая мудрость, к которой мне посчастливилось прикоснуться, учит, что человек должен сам справляться со своими проблемами. Но разве это способно нам помочь? – в толпе согласно закивали. – Нам не нужна такая мудрость, которая неспособна решить наши проблемы. Даже более того, такая мудрость нам мешает!
– А почему? Вроде нормальная мудрость…
– А потому что, сын мой, такая мудрость не предполагает обращения за помощью, в частности, просьбы дать в долг!
– А чем это плохо?
– А плохо это тем, что хозяйства в случае нужды не смогут попросить у кого-то денег в долг и разорятся. Разорятся мелкие хозяйства – вырастут налоги, и разорятся средние хозяйства. Тогда налоги вырастут ещё сильнее и начнутся народные волнения, и тогда разорятся крупные хозяйства! – я выдержал паузу. – Усилится эксплуататорская деятельность аристократов по отношению к простолюдинам, мужей по отношению к жёнам и родителей по отношению к детям! И тогда явится мудрец и скажет: дети, очнитесь, вы тоже личности! Сёстры, очнитесь! Слабого пола не существует! Товарищи, очнитесь! У вас есть права!
– Точно, точно!
– Вы – жертвы обстоятельств! Вас эксплуатируют! Вы должны взять то, что причитается вам по праву! И не важно, что вас репрессируют!
– Верно говоришь! Долой короля! Мы будем свободным синдикатом анархистов-мазохистов-онанистов! – кричавший это мужик искренне думал, что последние три слова – синонимы.
– Вот видите! Стоило мне раскрыть вам мудрость древних, как вы тут же нарушили клятву верности вашему королю и проявили неуважение к властям! И после этого вы хотите утверждать, что такие убеждения вам не мешают?
– Точно! Ты прав! Да здравствует король! – закричал всё тот же мужик. Да, дорогуша, без таких, как ты, подобные выступления мне бы просто не удавались! – Или всё-таки долой?
– Но, как говорили древние, то, что нам мешает, то нам поможет! – я быстро пошёл, продолжая вещать. Толпа потянулась за мной. – Оглянитесь вокруг себя и подумайте: а разве жизнь не бессмысленна?
– А это из-за того, что нас эксплуатируют? – закричал тот мужик.
– Истинно говоришь! Но всё наоборот! Вы позволяете себя эксплуатировать, потому что видите, что ваша жизнь бессмысленна! И что нужно сделать тогда?
– Свергнуть короля? – дружное одобрение.
– На его место придёт другой, – дружное поддакивание.
– Поддержать короля? – та же реакция.
– Но тогда вас будут продолжать эксплуатировать. Вот подумайте: король вас эксплуатирует. А что нужно сделать вам, чтобы он вас не эксплуатировал?
– Самим его эксплуатировать!
– Правильно! А как?
– Самим стать королями!
– Но вы же выберете себе кого-то главным, верно? Тогда ничего не изменится. И тут вам на помощь придёт мудрость веков! – я встал в пафосную позу. – Раз вас эксплуатируют, если ваша жизнь бессмысленна, то, чтобы вы эксплуатировали…
– …наша жизнь должна быть осмысленной?
– В точку! Но как понять смысл жизни? Ведь он от нас постоянно ускользает… Но чтобы всё-таки отыскать этот смысл, нужно чем-то пожертвовать. Не нужно жертвовать многим! Кто сколько сможет. И когда каждый из вас совершит небольшую жертву, вы увидите, что смысл жизни совсем рядом, – я перевёл дух, и, увидев, что по толпе прошлись шляпы для пожертвований, продолжил: – У каждого из нас есть нерешённые проблемы. И из-за того, что эти проблемы накапливаются, наша жизнь не покажется ли нам бессмысленной? – в толпе закивали. – И не я ли великий мудрец, который спас невиданное количество людей, сейчас перед вами, способный решить ваши проблемы?
– Ты, о преподобный Резо, помоги нам!.. – и тут же все защебетали со своими проблемами.
– А что потом? – все замолкли. – Ведь я когда-нибудь уйду, а вы, прельстившись моими скромными дарами, скоро вспомните о новых насущных проблемах, которые надо решить. И тогда – о горе! – меня не будет рядом. Что делать вам, добрые люди?
– Самим решать свои проблемы! – закричали из толпы.
– Кто-то считает иначе? – толпа замолчала. – Вот видите! Теперь вы узрели истинную красоту слов древних. И они одухотворили и изменили вашу жизнь. Теперь оглянитесь вокруг: всё теперь стало по-другому, не так ли? – народ непонимающе заозирался. Но потом многие стали согласно кивать. Мужик, которому я порекомендовал достать крышку от гроба, даже помирился с женой и тёщей.
Отлично, стандартная схема обмана населения №9 сработала безотказно: нужно всего лишь их окольным путём убедить к тебе не лезть, а они ещё за это и заплатят. Так и случилось: благодарные люди принесли мне целую кучу денег в виде пожертвований. Я уже готовился сказать что-нибудь красивое и забрать их, как ко мне подошла женщина со словами:
– Простите, а вы вправду преподобный Резо?
– Да. Люди меня называют так.
– Тогда вы не откажетесь вылечить моего сына от слепоты?
Блин, моих текущих сил может не хватить на такое… Была бы открыта лаборатория… Точно!
– Дело в том, что я нашёл источник страшной болезни, которая готовилась разразиться в этом королевстве! Но чтобы предотвратить её, я провёл специальный обряд, который потребовал от меня дать совершенно особый обет: не пользоваться сильной магией в течение нескольких дней! Однако в королевском дворце есть моя лаборатория, где мы обязательно найдём лекарство для вашего сына.
– В этом нет необходимости: я работаю в аптеке, и там мы с вами обязательно найдём нужные компоненты, – сказала та женщина.
– Тогда давайте пойдём, посмотрим.
– Преподобный Резо, а вы не откажетесь посмотреть, есть ли нужные компоненты для лечения наших недугов? – сказали остальные.
Я еле дошёл до аптеки под грузом списка недугов и просьб. Когда я вошёл в здание, я сложил с себя поклажу, сел и спросил:
– А где ваш сын? Я должен его осмотреть.
– Он будет, – сказала она, подсаживаясь ко мне.
– Когда?
– Через девять месяцев. Преподобный Резо, я хочу от вас ребёнка!
– Я не против, но у меня ещё куча работы…
– Она подождёт! Или я вам не нравлюсь? – она оголила плечо.
– Ну, как бы вам сказать… А ничего, что на улице стоит целая толпа и ждёт, когда я вылечу вашего сына?
– Не волнуйтесь! Я приезжая, и меня ещё никто не знает… Ну так что, вы согласны?
– Как бы вам сказать… Может, попозже? На нас просто люди так смотрят, что стенка не спасает…
– Так я вам не нравлюсь? – сказала она, прекратив раздевать меня и насупившись. – Я ради вас пошла на такой шаг, а вы меня так отвергли? – она порвала своё платье и в слезах выбежала на улицу. Я по инерции пошёл за ней и увидел, что она кричит, показывая на меня: – Помогите, помогите! Он, он хотел…
– Смотрите! – я показал на облако.
– Там облако, – донеслось из толпы.
– Но это особое облако. Его форма подсказала мне, как вылечить сына этой женщины!
– Но у меня нет сына! – закричала она, и её поддержали остальные.
– Будет! Это облако по форме напоминает вашего сына в зачаточном состоянии, и, глядя на него, я понял, как предотвратить его слепоту.
– И как же? – кто-то робко спросил.
– Мужчины этого города должны немного приспустить штаны и задрать рубашку, женщины – расстегнуть или разорвать платье в тех же местах, что и у неё. Я понимаю, что это звучит дико. Но подумайте, как сильно вы поможете этому несчастному ребёнку! Ведь у каждого из вас может получиться та же трагедия, и что вы будете делать, если никто вам не поможет? Помогая этой женщине, вы тем самым сеете милосердие в сердцах друг друга и дарите тепло вашим детям.
Люди расплакались и сделали, как я им сказал. Я быстро сходил в аптеку и приготовил успокоительное средство и дал выпить той неуравновешенной. Она вмиг успокоилась.
– Так нам долой короля или не долой? – спросил кто-то из толпы.
– Хороший вопрос, – ответил я искренне, так как оба варианта меня устраивали. – По свидетельствам древних, если король голый, то первыми об этом скажут дети!
– Какая глубокомысленная фраза! – восхитились в толпе. – А причём тут она?
– Ну скажите, вам очень хочется, чтобы вами правил эксгибиционист?
– Вот это да! Какова мудрость! – завосхищались они.
Я хотел по-тихому улизнуть, как ко мне привели двух мужиков с просьбой рассудить их. Оказалось, что они сами забыли, о чём они спорили, но спорить продолжали. Я сделал проще: загадал загадку «Птица без голоса в гнезде из волоса, сама села, а яйца наружу?». Первый ответил, второй не догадался. Отсюда я заключил: первый не прав, так как ругается при дамах, а второй – так как не знает элементарных вещей. Толпа ещё раз поразилась моей мудрости и наконец-то разошлась. Мудрецу всё время нужно доказывать свой статус, однако!
Я пошёл в таверну опрокинуть стаканчик-другой и услышал разговор:
– Представляешь, принцесса нашлась!
– Ух ты! И как она?
– Просто обалденная! А главное – она дочь на выданье! То есть тот, кто на ней женится, получит всё королевство сейчас и половину – потом!
– Ты точно ничего не перепутал?
– Да точно, вот, даже мудрец сидит, он тебе сейчас всё подтвердит!
А это уже интереснее. И чем я не жених для принцессы? Мужик я хоть куда, славы своей не растерял, да и в городе меня любят. Вот только не подумает ли принцесса, что я для неё староват? Я подсел к говорившим о ней:
– Что вы там про принцессу говорите?
– Да вот, принцесса потерялась давным-давно, и только на днях нашлась. Король с королевой так радовались! Она у них и красавица невиданная, и умница неслыханная, и богатая наследница…
– Про наследницу-то я понял, а вот про умницу и красавицу вы откуда знаете?
– А вы, часом, на неё не запали? – все в таверне посмотрели в нашу сторону.
– Нет, почему же? Просто молодым особам часто требуются советы мудрецов.
– А вы с королём говорили?
– Меня к нему стражник не пустил.
– А, да вы не волнуйтесь – это и есть король. Он строит из себя стражника, чтобы быстро отсеять нужных кандидатов в жёны его дочери.
Я почему-то стал вспоминать, что я ему наговорил, чтобы пройти… да, теперь он точно не поверит, что я Резо! Я немного прогулялся по городу. Вокруг меня опять собралась толпа:
– Преподобный Резо, скажите, пожалуйста, ещё что-нибудь умное!
– Один нехороший человек может задать столько вопросов, что сто хороших не ответят. А если сто нехороших людей будут задавать вопросы одному хорошему, то ему лучше вообще ничего не отвечать.
В толпе с восхищённым видом закивали.
– А причём тут эксплуатация? – он когда-нибудь уймётся?
– Я сказал про эксплуатацию, чтобы вас вздрючить… – а?
В толпе тоже не поняли. И тут я подумал: а почему бы и не пошалить? Как-никак, я столько лет изображал из себя мрачного и серьёзного человека, что мне можно.
– Товарищи! Если вы хотите, чтобы вас перестали эксплуатировать, вы должны сходить к королю и сказать ему об этом прямо!
– Да, да, точно!
– Как говорили древние, если хочешь чего-то добиться, то меть выше своей цели. Значит…
– Долой короля! Да здравствует мудрость! – закричал активист. Остальные его поддержали.
Я отправился перекусить, но вскоре услышал взрыв возле дворца. Когда я вышел посмотреть, что произошло, я увидел надвигающуюся на меня толпу.
– Вы нас обманули! Нас не эксплуатируют! Принцесса нам всё это толково объяснила! – нервная какая-то принцесса.
– Товарищи! Вас так нагло репрессировали, а вы проглотили и пошли против мудрости? Вас совершенно точно эксплуатируют: ведь мужу принцессы отдадут королевство, не спросив вас!
Вскоре они вернулись со словами:
– Верните наши деньги! Принцесса сказала, что мудрость принадлежит всему человечеству, а не только вам! – это удар ниже пояса!
– Конечно, но прежде ответьте на вопрос: а что получит суженый принцессы?
– Ну… эээ… Он получит половину руки принцессы и всё королевство! – народ выразил недоумение.
– Вот видите! Разве это гуманно – отрезать у принцессы полруки? Это всё – вырождение традиционного общества! Эти варварские обычаи нужно отменить! Только не идите к принцессе – она жертва обстоятельств. Сразу к королю – он всё поймёт!
– Вообще-то, мой суженый получит мою руку и полкоролевства.
Принцесса была одета в серебристое платье, невысокого роста и довольно бледна, но менее красивой она от этого не становилась. Только вот где я её раньше видел?
– Истина сделает вас свободными! – я уже начал тереть контроль над событиями. – Так как же это получается? Суженый получит полкоролевства, но потом захочет получить всё королевство! Начнётся гражданская война, брат поднимет руку на брата и так далее! А потом, когда всё закончится, победитель будет репрессировать местное население!
– Точно! Долой брак принцессы!
– Подданные! Разве не известно вам, что всякие шарлатаны засылают в мирные королевства различных «мудрецов», чтобы они взбаламутили народ, и потом продавали оружие для гражданской войны? Всё, что нужно таким шарлатанам – забрать ваши деньги!
Толпа повернулась к ней и стала её активно поддерживать. А она умеет переводить тему!
– Товарищи! Мудрость не принадлежит одному человеку – она есть достояние всего человечества. Я – лишь скромный скиталец, соприкоснувшийся с чудесной мудростью древних. Чтобы обрести её, я пошёл через тысячи лишений и вот, сегодня я бескорыстно дал вам возможность получить её, не проходя страшных жизненных испытаний. Могу ли я вас так жестоко обманывать?
Толпа повернулась ко мне с возгласами «Слава мудрецам!». Принцесса незамедлительно ответила:
– Дети мои! Кому вы верите? Приезжему, никому не известному человеку или мне, вашей родной принцессе? Что вам ближе – непонятный набор слов или законы, по которым жили вы и ваши предки? Кроме того, он обещал отдать вам ваши деньги. И почему он их до сих пор не отдал?
Толпа повернулась к ней. Ладно, и не таких раскалывали…
– Добрые люди! Конечно, я отдам вам ваши деньги, но вы подумайте: если я просто отдам их вам, то они вам ничего не принесут. Всё равно их заберут как налоги. Но если я проведу трёхдневный обряд благословления, то деньги вернутся к вам и наделят вас удачей. Что вы предпочтёте – гроши сейчас или достаток в хозяйстве – потом? Но если ваши хозяйства станут достаточно сильными, то власть не сможет вас эксплуатировать!
Толпа опять повернулась ко мне. Интересная выстраивается закономерность.
– Граждане! Этот человек сам говорил, что ему нужна лаборатория, чтобы колдовать. И как он благословит ваши деньги без неё? Всё, что ему нужно – это облапошить вас и обокрасть лабораторию!
– А ну, народ, повернись к ней задом, ко мне – передом!
Признаться, этой реплики не ожидал никто. Народ ошарашено ко мне повернулся. Принцесса первая оправилась:
– Народ, повернись ко мне передом, к нему – задом! – народ повернулся.
– К ней задом, ко мне – передом!
– Ко мне передом, к нему – задом!
– К ней задом, ко мне – передом!
– Ко мне передом, к нему – задом!
– К ней задом, ко мне – передом!
– Ко мне передом, к нему – задом!
– Ко мне!.. – я демонстративно топнул ногой.
– Ко мне!.. – она повторила мой жест.
– Ко мне!..
– Ко мне!..
– Ко мне!..
– Ко мне!.. Ко мне!.. Ко мне!.. – она явно втянулась.
– Ко мне!..
– Ко мне!..
– Ко мне!..
– Ко мне!.. Ко мне!..
Мы решили отдышаться. Народ, по инерции, поворачивался туда-сюда. Когда люди в очередной раз повернулись лицом к принцессе, я опять скомандовал «Ко мне!..». Зря, так как повернулись они медленно и с нехорошими лицами. Вот зараза! Я: «Ой, смотрите, принцесса раздевается!» Когда все повернулись к ней, я бросил «А, показалось, наверное. Всё, я пошёл…»
Пошёл – это мягко сказано. Толпа рванула за мной с криками типа «Свобода, равенство, братство!», «Все – на коммунистический субботник!» или просто «Ку-ка-ре-ку!». Принцесса, глядя на это, засмеялась не своим смехом. Толпа быстро загнала меня в тупик. Я быстро оценил безвыходное положение и вспомнил, как один циркач безо всякой магии бегал по стенам и выполнял прочие забавные трюки. Я хотел было так и сбежать, но ограничился жонглированием. Люди с криком на меня набросились, я кинул в них посох, который был вмиг искорёжен. Ещё секунда, и…
…я каким-то образом сделал несколько шагов вверх по стене, оттолкнулся и пробежался по головам преследователей. Они не ожидали такой наглости, поэтому мне на этот раз удалось сбежать. Толпа опять погналась за мной. Кто-то из горожан умел колдовать, поэтому время от времени кидал в меня Flare Arrow. Я увернулся и выпустил ему в ответ три штуки. Первая сбила шляпу, вторая и третья превратила его вставшие дыбом волосы в ирокез. Он не спасовал и ответил тем же. Я увернулся. Его стрелы попали в чьё-то окно, одна стрела вздыбила волосы на макушке трофейной лосиной головы на стене, две других – сделали несчастному животному ирокез.
Лось раскрыл стену, на которую он был повешен, как створки шкафа, сделал страшную рожу, пробил стену дома и тоже побежал на меня. Не особенно соображая, я кинулся к замку, забежал и спрятался за уступом у ворот во дворец. Стражник, он же король, последовал моему примеру и ошалело смотрел, как лось с ирокезом во главе толпы вбегает в помещение. Как только забежал последний преследователь, мы выбежали и стали закрывать дверь. Закрыли раз, два, три, четыре, пять…
Мы перевели дух. У меня в руках была мелкая дощечка размером со спичечный коробок, а там, где была дверь, была голая стена. И тут в то, что осталось от двери, что-то стало бешено стучаться изнутри. Эта деревянная коробочка стала прыгать из моих рук, я быстро сбагрил её королю. Тот быстро бросил её на землю, и она раскрылась до нормального состояния. И тут же из неё выбежали бедные горожане, преследуемые лосем.
Каким-то непонятным образом мы поставили дверь на место и решили не думать, что только что произошло.
– Значит, говоришь, тебя зовут Резо? – сказал он, наливая мне стакан.
– Ага. А вас, ваше величество?
– Эяфьятлаёкюдль. Моя мать решила упростить жизнь моей будущей жене, чтобы та сразу могла определить, пил я или нет. Жене нужно всего лишь спросить, как меня зовут. Так зачем я тебе так понадобился?
– Дело в том, что в вашем замке находится моя лаборатория, и я очень хотел бы туда попасть…
– Без проблем, только если ты женишься на моей дочери.
– Мудрец не может сковывать себя узами брака, не…
– …Не желая взять лабораторию. Не так ли?
Спорить с королём было бессмысленно: я уже знал, какой он прохвост. Дочь вся в него. Я согласился посвататься к принцессе, король с непроизносимым именем сказал, что обдумает моё предложение и отправил меня погулять. Горожане решили спрятаться по домам, дабы не сердить лося. Тот, что интересно, вернулся на своё законное место как ни в чём не бывало, только ирокез всё-таки остался.
Что за сумасшедший день! Впрочем, разве у меня бывали другие с тех пор, как я вышел за пределы города, где в очередной раз возродился? Ведь прошла уже неделя с того самого дня. Наверно, самая дорогая для меня неделя, с тех пор, как умерла моя первая жена. Любимая, как же ты была бы рада за меня, если бы узнала, что я прозрел! Ради тебя я был готов бросить всё. Что и сделал. Когда я потерял тебя, я с огромным трудом нашёл в себе силы жить и идти дальше. Мои глаза стали для меня всем, но я так и не смог тебя увидеть… Зато теперь передо мной мир, столь удивительный и прекрасный, что лишь немногие способны по-настоящему оценить его. Какое бы горе не обрушивалось бы на меня, мир останется для меня воплощением мечты…
Я сентиментально вздохнул и заметил парочку – старушку и высокого блондина. Их обоих я не раз встречал. Он – Гаури Габриев, один из лучших мечников на Полуострове, потерявший семейную реликвию – Меч света. Она – его бабушка Хуана Габриева, чуть ли не самый сильный мечник на свете. Знания её предка, Рауди Габриева, позволили ей овладеть техникой ударов без касания и мощных массовых атак, поражающих цели выборочно. С Мечом света для неё не было проблемой один раз ударить по толпе и попасть только по нужным целям. Даже без этого артефакта она могла драться, как зверь. Её туповатый внук не смог бы её одолеть даже в нынешнем состоянии. Вот только я подумал: а что они тут делают? Хуана Габриева вроде бы осела в Эльмекии, да и сам Гаури родом оттуда…
Я свернул в переулок, чтобы не было не нужных встреч. Благо, заклинание неузнавания всё ещё работало. И тут я столкнулся с Зелгадисом.
– Резо? А ты что тут делаешь?
– А ты? Только не говори, что ты тут тоже из-за лаборатории!
– А, так тут твоя лаборатория? Какое хорошее совпадение.
– Ага, только для того, чтобы её получить, ты должен жениться на принцессе.
– На принцессе? Да без проблем! – мы оба покосились на Нагу, спокойно пившую пиво, и Зелгадис под благовидным предлогом отвёл её в подворотню. Послышался звук сильного пинка, и Нага, визжа своим чудесным голоском, улетела прочь. – Теперь, если ты будешь мне мешать, я сделаю то, о чём мечтал долгое время, – сказал он, доставая меч.
Тут мы услышали знакомые голоса. Мы притаились и стали следить за тем, как принцесса и Гаури встретились. Оказалось, эти двое даже знакомы, о чём мечник, разумеется, даже не помнит. И с дамами он не очень умел разговаривать, спросив, не накладная ли грудь у принцессы. Вот за это бабка отвела его в переулок, поставила ему, чуть не плачущему, на голову кирпич и резко рубанула мечом снизу вверх. На Гаури даже одежда не порвалась, а кирпич был аккуратно разрублен на две половинки. Мне повезло: я наблюдал через радар, а вот Зелгадис получил осколком кирпича по лбу, притом так, что я его еле привёл в чувство.
Однако конкуренты на этом не кончились: вдруг появился Зеллос и попросил руки принцессы! И я, и Зелгадис сразу же заподозрили неладное. Мы наблюдали за этой группой, прячась за кустами. У меня появилось стойкое впечатление, что я сам видел как Гаури, так и Зеллоса с этой принцессой ранее. В кустах мы наткнулись на дракона Петровича, который, проспавшись, решил, что он ничем не хуже Зеллоса и Гаури, и ради прикола тоже побежал свататься. Зелгадис хотел было тоже записаться в женихи и уже пошёл к процессии, как тут меня озарило. Я быстро спрятал его в кусты и, когда люди отвернулись, прошептал ему: «Смотри внимательнее, это же Лина Инверс!» Он протёр глаза и, присмотревшись, понял, что я прав. Мы посмотрели друг на друга, посмотрели на Лину, кивнули и снова спрятались в кусты. Завтра нам предстоял тяжёлый день.

@темы: [юмор], [фанфики]