12:10 

Приключения на свою пенсию. [2/4]

Автор: sobolevna
Фэндом: Рубаки.
Жанр: айлбибэк.
Рейтинг: PG-13.
Примечание: Так как фанфик большой, я разбил его на куски. Номер куска -- в заглавии, в квадратных скобках.
От автора: это вторая часть трилогии. Автору захотелось ещё бредовых приключений, догонялок и прочих радостей жизни. Сразу предупрежу: это бред! Иллюстрации любезно предоставила Нарвен (Смотрящая-в-Ночь).

№4.


Я проснулся и спустился из башни в город. Я долго вспоминал заклинание неузнавания, которое позволит не узнавать меня всем, кто не имел со мной особенно близких дел. То есть Лина Инверс, Амелия и Зелгадис узнают меня без проблем. Но ведь я постараюсь не попадаться им на глаза, ведь так? Таким образом я могу ходить в своей обычной одежде.
Кто-то прошёл мимо меня, грубо толкнув. И получил посохом по голове за то, что украл мой кошелёк. Я достал свои деньги, как тут ко мне подошли два верзилы. Вернее, как сказать – верзилы, они были пошире, но и пониже меня на голову.
– Ну… в общем… это… Ты тут грабежом занимаешься, вот мы и решили…
– Вы решили что?
– В натуре, ты что, такой крутой, а?
– Значит так, бандит, который не имеет достаточно мозгов, может встретиться со мной у причала. Будем драться на бутылках водки.
В общем, пришла вся братва человек так десять. Мы встали в двадцати метрах друг от друга.
– Отлично. Правила все знают? Или тут девочки есть?
– Нет, всё знаем! Давай начинать!
Естественно, они ничего не знали. Я достал бутылку и поставил у своей правой ноги. Они подумали и сделали так же. Обе стороны напряжённо смотрели друг на друга. Наши руки дёргались, стремясь за бутылкой. Я размялся и сделал несколько пробных ударов кулаками и ногами. Они испугались, но тоже показали, что не лыком шиты. Я стал демонстрировать своё умение обращаться с посохом. Они – со своим оружием. Затем был конкурс «Кто сделает больше фуэте». Наконец, мы снова напряжённо смотрели друг на друга.
Моя рука резко метнулась к бутылке, я открыл её и стал пить. Они сделали так же. Братки косились на меня, надеясь, что я не смогу выпить поллитру залпом. Ага, ещё чего удумали. Я выпил до дна первым и вдребезги разбил бутылку. Они – с некоторым опозданием. Я с рёвом кинулся на них, они – тоже. Ну, если быть точным, то я сделал один шаг и смотрел, как братки в пьяном виде идут и шатаются. До меня они смогли только доползти. Я усмехнулся и достал из-под одежды флягу, в которую по специальным трубочкам стекалась водка. Да, дорогуши, не умеете пить – даже не пытайтесь! Я засмеялся.
– Ааха-ха-ха-ха! – раздалось прямо возле моего уха. Я в страхе отскочил. И присвистнул от открывшегося вида. Девушка вполне приятной наружности с отличной фигурой. Чем-то напоминает Эрис, правда, та была гораздо более умной и душевной, что ли. Эта же не имеет ни малейшего намёка на здравомыслие или стыдливость. Ещё немного её раздеть – и на ней окажется чуть ли не больше одежды, чем есть сейчас.
– Эээ… чем могу помочь?
– Я слышала, что тут кто-то смеялся, вот и решила, что без меня тут не обойдётся. Ааха-ха-ха-ха!
– Я рад. В общем, я пошёл.
Я заказал поесть в таверне. Интересно, может, мне стоило за ней поухаживать? Нет, вряд ли. Такие женщины не в моём вкусе. Но если мы ещё раз встретимся – то почему бы и нет?
А что же всё-таки мне делать? Глаза я исцелил, о проблеме с восстановлением своих волшебных сил можно пока не думать. Может, мне нужно идти помогать людям? Ага, без моей силы я не смогу творить такие чудеса, как раньше. Может, стоит отсидеться и дождаться восстановления? Можно, но я с ума сойду. Снова заняться исследованиями? Конечно, можно, но… Я, чёрт возьми, прозрел не для того, чтобы протирать штаны! Ну, или что там на мне надето! Я хочу ходить по земле, жить, видеть!
О да. Я вижу. За эти дни я не успевал до конца понять значение этих двух простых слов. Мои глаза прослезились. Никто меня не понимал. Слепые лишь приблизительно представляли себе мои страдания, ибо я мог вмиг исцелить их глаза. А свои не мог. И я ютился в своём тёмном мирке.
Влияние Шабранигдо направляло меня в нужное русло: сначала я изучал только белую магию, так как хотел не только исцелиться, но и помогать людям. Потом я погрузился в изучение шаманской и, наконец, чёрной магии. Даже тогда я мог творить добро, несмотря на то, что всё чаще я помогал жертвам своих ранних экспериментов. Стать жертвами следующих.
Теперь я избавлен от гибельного влияния Повелителя Тьмы, и, в общем-то, я вернулся в те дни, когда я ещё не был столь известным. Я тогда был молодым романтиком – или молодым авантюристом – кто знает? Факт остаётся фактом: я умел не только искать исцеления, но и радоваться жизни. Сейчас у меня есть уникальный шанс начать всё сначала. Снова ходить без денег и перебиваться случайными заработками, снова помогать людям, бороться с преступностью, защищать невинных, добиваться мира во всём мире!.. но вначале – аццки отжигать!
Да, и нечего мне всё списывать на Шабранигдо – я как добрые, так и злые поступки делал сам, и сам могу за них ответить. Потому что я свободен. Абсолютно свободен. А это значит…
– Ааха-ха-ха-ха! – послышалось у стойки. Люди задрожали. Когда она дала второй залп, народ в страхе выбежал из таверны.
Вспомнил. Это – малоизвестная Нага Змеюка, хоть она и чемпионка по безумствам и отжигам. Говорят, однажды она спьяну направила реку в вулкан, надеясь сделать себе горячий источник. Рвануло так, что позавидовал бы любой Dragu Slave. Я, правда, нашёл там целую кучу редких минералов, но поблагодарить не смог – она убежала слишком быстро. А искать её не особенно хотелось.

Хм, это почему-то мне напомнило один случай… Я оплакал свою третью жену, точнее, мои галлюциногенные грибы, которые она перепутала с ядовитыми и хотела меня ими накормить, но плюнула и съела сама (что она вытворяла – это отдельный разговор). Нет, жена не умерла, просто я сбежал и пустился в странствия на поиски своей судьбы (это по версии бардов, на деле – просто бомжевание). К этому времени я приобрёл некоторую известность и женился опять. Немного погостив в том городе, где сыграли свадьбу, я услышал, что в библиотеке города Атласа есть интересные книги об исцелении слепоты. Я сказал своей четвёртой жене, что вернусь, и отправился в путь.
По дороге на меня напали разбойники, продали в рабство, затем меня выкупили члены общества «Конец всему». Они хотели бросить меня на катапульте в логово терроризировавшего местность дракона, чтобы он меня съел как жертву, но решили, что мне слишком много чести и пустили себя на катапульте к дракону сами. Дракон их съел и отравился, и мне власти города заплатили большие деньги, чтобы я его вылечил, так как дышать в городе стало просто невозможно, хоть и натуральными удобрениями крестьяне запаслись на сто лет вперёд.
В благодарность за лечение дракон меня чуть не съел (подавился Fireball’ом). Затем меня арестовали городские власти, так как смрад от драконьей туши перекрывал даже испарения… эээ… натуральных удобрений, а виновник всего этого был очень тяжёлым, просто так не поднять. Я соблазнил жену начальника тюрьмы, которого поменяли со мной местами за взятку (он меня за взятку выпустил, мэр его за эту же взятку и посадил), и женился на ней. Немного побывав в городе, я вспомнил про Атлас и, благословив свою жену блюсти супружескую верность, опять отправился в путь.
Я сидел в библиотеке Атласа, как вдруг услышал три знакомых голоса. Я спрятался, благо радар, хоть и не такой хороший, у меня уже работал. И тут я вспомнил, что за это время я ни разу не развёлся и нечаянно завёл себе три жены одновременно. Что хуже всего, они это узнали. Судя по обрывкам фраз, они замышляли что-то явно недоброе. Я поспешил убежать, но они меня заметили.
– Ах, вот ты где! – послышались их голоса. Мама… Внезапно мой радар стал давать сильные сбои.
– А что это такое? – я в страхе показал на источник помех.
– Это – Гомодрилова Кастрация Ужасновна! – сказали они. – Мы её вызвали, чтобы она преподала кое-кому урок…
Я не знал, что это, но имя ничего хорошего не предвещало. Я побежал прочь из библиотеки, натыкаясь на всё, что можно. Когда радар снова стал работать нормально, я понял, что у меня есть шанс. Я побежал без оглядки, но столкнулся с каким-то мужиком, который набросился на меня с криком:
– Как посмел ты, ничтожество, толкнуть меня, дона Хуана Любвеобильного! Чтобы тебе было известно, я только что натирал свой герб…
– Дон Хуан? Тот самый? – я тогда решил не понимать, что он имел в виду под натиранием герба на улице среди бела дня. – О, вы мой кумир! Если бы я был таким же любимцем женщин, как вы! Кстати, я знаю одну… Красавицу невиданную! Она была столь великолепна, что я не устоял и убежал! Но вы-то найдёте с ней общий язык! – радар стал давать помехи.
Ну да, как только Гомодрилова Кастрация Ужасновна подошла поближе, я сказал «Ну всё, я пошёл…» и поспешил удалиться. Они сначала молча смотрели друг на друга, затем призывно зарычали, затем произошёл чуть ли не единственный случай в моей жизни, когда я поблагодарил свою слепоту. Говорят, человек сорок умерло или сошло с ума от открывшегося зрелища. Единственный плюс – этот случай меня вдохновил на написание книги «История любви», за гонорар от которой я смог сидеть в библиотеке. А когда я написал продолжение к ней, то старший библиотекарь научил меня улучшенному заклинанию копирования книг, чтобы было проще издавать и продавать. Мои три жены так и не очухались от увиденного, так как стояли ближе всех. Что стало с той парочкой – история умалчивает.
А мораль такая: нет такого мужа, который хоть на час бы не мечтал бы стать холостяком. Ааха-ха-ха-ха!

Да, видимо из-за последнего междометия я и вспомнил эту историю. Нага обратила своё внимание на меня, так как даже бармен сбежал, испугавшись, что его жена придёт и увидит наряд Наги. Та пришла, увидела, позеленела, но сохранила самообладание. Нага всё поняла и, смеясь, медленно пошла ко мне и села на мой столик. Да, я видел через радар, как женщины зеленеют от зависти, но вживую это выглядит гораздо… ммм… В общем, плохое настроение жены бармена, гневно ушедшей из заведения, мешает мне даже об этом думать.
– Итак, Нага, как насчёт немного прогуляться?
– Ммм… возможно… Но понимаешь, я как-то смущена, что ты меня уже знаешь и уже кадришь… Нет, это неправильно. Подожди!
Она куда-то убежала. Я ничего не понял. Запахло палёным. Я открыл подвал и увидел, что оттуда пламя хлещет, как из пасти дракона.
– Держи! – она взвалила на меня какой-то мешок. – Это еда. Давай, выходи быстрее!
Я послушался. Через минуту вся таверна пылала. А Нага гордо стояла на крыше. Её плащ развевался на ветру, а огненные блики подчёркивали её формы. Она поправила причёску и засмеялась. Все мужики на неё заглядывались.
– Резо! – она показала пальцем на меня.
– Где? – я заозирался по сторонам. Народ тоже подумал, что великий мудрец где-то рядом. Странно, я вроде своего имени не называл…
– Мужчина с посохом, в красной одежде, с мешком еды, которого зовут, как Красного священника! И перестань озираться по сторонам! – теперь все смотрели на меня. Блин, моё заклинание может не сработать…
– А ты кто такая? И как ты обо мне узнала?
– Ааха-ха-ха-ха! Если ты не слышал о самой Наге Змеюке, то ты никогда не станешь даже средним колдунишкой! Ааха-ха-ха-ха!
– И ради этого ты подожгла таверну?!
– Ну, я же должна была эффектно появиться! Ааха-ха-ха-ха! Аах… ааа!... – по всем законам жанра крыша под ней обвалилась, она свалилась в горящую таверну. Я колдонул заклинание тушения пожаров, но, как оказалось, Нага догадалась использовать Ray Wing и тушить пожар самостоятельно. Что-то мне подсказывало, что у неё уже подобный опыт был…
– Моя таверна! Что ты с ней сделала? Ведьма! – закричал на неё хозяин.
– Спокойно, граждане! Услышьте же мудрость веков, что открылась мне благодаря годам скитаний!
– Ааха-ха-ха-ха! Ну нет, я ни за что не позволю тебе отобрать мою публику, – у неё чудесный голосок, хочется слушать ещё и ещё… Но, к счастью, такие мысли меня посещают очень и очень редко!
– Да подожди ты со своей публикой! – я быстро обучил её заклинанию, приводящему место в первозданный вид. – Ну, попробуй.
– Ааха-ха-ха-ха! Смотри и учись!
– Да, с самоуверенностью у тебя проблем нет, а вот с силой – явно есть, – сказал я, увидев, что ничего не поменялось. Я сам не обладал достаточной силой, чтобы вернуть в первозданный вид целую таверну.
– Подожди! Сейчас я немного изменю это заклинание и усилю его… Итак!..
– Ух ты, все дома как новые, а таверна до сих пор горелая… – она рассмеялась и попробовала другую версию. – Класс, дома ещё только строят… Вот это да! Город-призрак!.. А почему мы под водой? Это передача «Из жизни динозавров»?.. Вот, наконец-то… Эй, Нага, что с тобой?
Она упала в обморок от бессилия. Я подумал, чем бы её разбудить и взбодрить. Запах еды и питья не помогал, ласки вряд ли помогут, магия тоже. Значит…
Вдруг у кого-то порвался кошелёк, и все монеты высыпались на землю. Нага шевельнулась. Интересно… Я попросил местных жителей потрясти своими деньгами. Нага заурчала. Я достал её кошель, вытряс золото на землю и стал звенеть ими приговаривая: «Это золото… золото… оно такое красивое!..» Чёрт, денег у неё мало. Хотя нет, в кошельке есть внутренний карман, я приоткрыл его, чтобы заглянуть, и оказался похоронен под кучей монет. Ничего, теперь можно приговаривать «Я купаюсь в золоте… Оно так блестит!..» Нага не подавала признаков пробуждения. Я решил вылезти из кучи и взял её за руку, как она другой рукой шлёпнула по моей ладони и жестом потребовала продолжать. Я продолжил. Она вскочила с криком:
– Двух не хватает!
В отключке.
– А, вот они, отлично! Пошли, Резо, чего разлёгся!? – она что, уже прибрала свои деньги?
– Спасибо вам большое! Благодаря вам я нашла свои будущие потерянные серьги! – поклонилась Наге какая-то женщина.
– Спасибо большое! Я так долго делал ремонт, что уж не помню, что ремонтировал, и вот на тебе! Я вам так благодарен!
– Спасибо вам огромное! Ваша магия наконец-то отмыла памятник мудрецу Рауди Габриеву, и он оказался памятником преподобному Резо!
Всё ещё в отключке.
Наконец, я услышал, что мэр города предлагает нам принять участие в сегодняшнем празднике. Нага, смеясь, согласилась. Это женщина пробуждает во мне самые противоречивые чувства! Одна часть меня хочет её связать и долго, упорно и страстно исследовать этот образец, ранее никакой науке не известный. Конечно, в чём-то она не так интересна, как Лина Инверс, но всё-таки… Другая часть меня требует повременить с исследованиями и просто попутешествовать с ней, возвращаясь мысленно в те годы юности моей, когда я ещё не встретил ту, кто стала моей первой женой. Сам момент встречи ничто уже не сможет повторить… Были, конечно, часть третья, призывавшая к ласкам, ухаживаниям и особенно к «и так далее», и четвёртая, говорившая бежать со всех ног. Но третий – лишний, что уж говорить о четвёртом…
Пока народ готовился к празднику, я, прихватив с собой тот мешок еды из таверны, отвёл Нагу в свою башню, где я провёл ночь. Пока она ела, я оборудовал лабораторию. Так, её необходимо оставить в сознании, иначе многие эксперименты не сработают. Ох, как волнительно! Мой первый эксперимент при открытых глазах! И такой образец! Гораздо лучше, чем менять Нуунсе средние пальцы на ногах!
– Нага, не хочешь принять душ? – я изо всех сил прятал сачок и бутыль с хлороформом.
– Не знаю… Давай сначала ты...!
Я согласился. И был очень удивлён, увидев Нагу в душе. Я подождал, пока она не помоется, и использовал сачок и хлороформ по назначению. Доставив её к столу, я достал инструменты и увидел, что Нага уже куда-то делась. Я пошарил по лаборатории, вернулся к столу и заметил, что Нага выпила жидкость из какой-то колбы, и начала трещать без умолку. Так, у меня где-то здесь был антиболтин. Чёрт, она уже смешала его с порошком смеха и попробовала смесь. Нет… Я в спешном порядке сделал мыльный раствор и, пока колба не лопнула, заставил Нагу выпить.
Облегчённо вздохнув, я пошёл на кухню и налил себе чего-нибудь покрепче. Тем временем Нага засмеялась, но смех вышел заглохшим, так как большая его часть перешла в пузыри. И тут один из них лопнул у меня над головой. Нагин смех раздался так внезапно и с такой громкостью, что стакан у меня в руке треснул. Нет, я её сейчас исследую… Точнее, выпотрошу… Точнее, выгоню… Точнее, убегу сам…
Я пришёл в лабораторию и увидел, что Нага готовит какое-то зелье. Я подошёл сзади и стал ей помогать. Да, в мою голову опять пришли воспоминания о тех деньках, когда Эрис только попросилась ко мне в ученицы…
Чёрт, я слишком углубился в прошлое и не заметил, что Нага куда-то делась, а реактивы плюнули на меня облаком копоти. Нага рассмеялась. Колбы начали дрожать. Я решил не рисковать и дать ей посохом по голове, но она, как оказалось, привязала его к моей ноге. Я свалился, она опять рассмеялась. Потом спросила:
– Эй, Резо, а это твоя башня?
– Ну, не совсем…
– Не важно! Ты подвалы обшарил?
– А это тебе зачем?
– Побежали быстрей туда! Там могут быть сокровища! Ааха-ха-ха-ха!
Она схватила меня за шкирку и побежала в подвал. Но только почему все ловушки обрушивались на меня, а Нагу как-то обходили? Наконец, я увидел пролом в стене, откуда доносилась странная аура, и лежащие рядом кирпичи и цемент. Нага пошла туда первой и получила пинок под зад, я вызвал немного воды и замуровал проход. Отлично, и кирпичи тут валялись не простые, а поглощающие магию. Не орихалк, но сойдут. Я быстро заделал пролом, прижёг его для надёжности, вызвал букетик и положил его у свежей стены. Прощай, Нага… Странно, никаких отзвуков не доносится. Интересно, что там было? Я прислушался и напряг радар.
– Ааха-ха-ха-ха! – раздалось прямо возле меня. От неожиданности я несколько раз вскочил и ударился головой о потолок. – У тебя совершенно нет чувства стиля! Смотри, как надо делать стены!
– А как ты выб… – продолжить я не смог, так как вырисовывались общие черты её работы. Мама дорогая… Нет, конечно, линия хорошая, где – тонкая и изящная, где – твёрдая и решительная, но нельзя же делать на стене рельеф, изображающий застрявший во рту бифштекс из конины! Хотя нет, не конины, коня съели раньше. Это телега.
Внезапно я услышал звук льющейся воды. Оказалось, Нага «совершенно случайно задела рычаг, который почему-то не вёл к сокровищам, а затоплял подвал». Мы со всех ног кинулись убегать. Нага, смеясь, замораживала непроходимые участки и разбивала их своими пышностями. За нами погнались обитатели подвалов, от минотавров и мутантов до бомжей и диггеров. Когда появились бегущие сокровища, требовавшие их немедленно взять, Нага очумело погналась за ними. Пришлось остаток пути её нести в руках. Так, а это что такое маленькое и серенькое за нами бежит? Да, помню, что как-то раз защищал диссертацию на тему «Механизм возникновения второго дыхания во время убегания от отряда сексуально-маниакальных мышей»...
Не время вспоминать свои прошлые похождения: Нага перестала брыкаться и начала заигрывать. Наконец, мы выбрались из подвала и запечатали выход. Вроде жив…
– Эй, Резо, нечего тут рассиживаться! Я проголодалась, и если ты думаешь, что меня можно не кормить, то ты глубоко заблуждаешься! Ааха-ха-ха-ха!
– Нага…
– В общем, я полетела, а ты потом присоединяйся. Ааха-ха-ха-ха!
Она-то полетела наверх, а мне пришлось ползти… Когда я дополз, то увидел, что Нага развалилась на кровати и спит. Это выше моих сил. Я, пошатываясь, встал, взял подушку и стал медленно к ней подвигаться.
– А, ты мне подушку принёс? Спасибо! – я обессилено упал на колени. – Да, и пока ты тут, сделай мне массаж…
Я не сразу пришёл в себя, только после того, как увидел своё отражение в зеркале. Да, совершенно обалдевшее лицо и руки, самопроизвольно делающие массаж урчащей от удовольствия Наге. Вдруг я услышал странный звук. Неужели… Чёрт, мы повредили несущую конструкцию башни! Я хотел схватить самое дорогое и прыгнуть в окно, но нечаянно схватил Нагу и не смог выпрыгнуть, так как она не влезала в окно, а отпустить не было времени. Я окунулся головой в её грудь и уже в таком виде прыгнул. Одной рукой я держал её плащ, другой – её талию. Хоть какое-то вознаграждение!
Мы оказались у пустующей лесной избушки. Нага слетала в город и купила еды и пойла, я же провёл ритуал вызова бутылки специального напитка, который в народе называют «Шило» – чистый спирт с перцем. Пить много нельзя – очень сильно бьёт по мозгам. Нага вернулась и опробовала. Ей очень понравилось.
Мы немного развлеклись и сняли напряжение:

Всё хорошо, что хорошо кончается, а? Кто его знает… Я наконец-таки перевёл дух. Ну и денёк, не правда ли? Поживее, чем вчера!
– Нага, я знаю, ты тут! – знакомый голос раздался вместе со стуком в дверь.
Чёрт возьми! Кошмар ещё не кончился! «Зелгадис!» – сказали мы с Нагой, вмиг протрезвев. Объясняться времени не было. Нага спрятала меня под стол, я воспользовался заклинанием, придуманным специально для подобных ситуаций и носящим символическое название Holy Shit. Когда мой правнук вошёл, не было ни следа от вышеуказанной картинки.
– Нага, я хотел извиниться за тот раз… Ты опять напилась?
– Ааха-ха-ха-ха! А ты всё ещё такой милашка, Зел! Проходи же, садись! Не стесняйся! Выпить не хочешь?
– Да не откажусь, знаешь ли…
– Эй, Зел, это… «Шило»… – добавила она, увидев, что его нехило ударило по мозгам. Он стал закусывать и налил себе нормального вина. Я всё это время сидел под столом. Конечно, открывалось интересное зрелище, но Нага что-то часто била меня по лицу, делая вид, что чешет ногу.
Зелгадис стал рассказывать, что с ним произошло, пока он с Нагой не виделся. Чёрт, а как они познакомились? И притом они оказались достаточно близки! Я немного даже завидую своему потомку-недоумку. От досады я стянул стакан с вином и выпил его, потом стянул закуску. Пару раз я пытался сделать так же, но Нага шлёпала мне по рукам, чтобы я не палился. Она маскировала это под стряхивание крошек со стола, но Зелгадис заподозрил неладное и посмотрел под скатерть стола. Я помахал ему рукой. Он кивнул и сел обратно. И тут же посмотрел опять. Никого не увидел. Ещё бы, я ведь запрыгнул на стол и стал есть и пить, пока Зелгадис не сел в нормальное положение. Тогда и я запрыгнул под стол, но следы моей обуви остались на столе. Зелгадис сравнил со своей обувью, но решил не ломать себе голову, сказав Наге, что ему «Резо мерещатся».
Нага стала укладывать его спать. Ого, бесплатная порнушка! Как? Что значит «Я так не могу»? Зелгадис, тебе сколько лет? Чёрт, я думал, ты будешь вылитый я, а ты оказался весь в своего папашу! Помню…

№5.


Я проснулся с тяжёлым похмельем. Хорошо, что я знал заклинание, быстро выводящее алкоголь и различные вредные вещества из организма. Странно, почему так пахло коньяком, когда я… эээ… когда заклинание действовало? Так, ладно, почему на мне этот маленький белый костюм? Хорошо, что моя одежда – вызываемая. Пара манипуляций – и я снова в красном, а белый костюм аккуратно сложен.
– Нага, что такое? Закрой рот, а то челюсть болеть будет.
– А что ты тут делаешь? Я же была уверена… Хотя…
– А где Зелгадис?
– Ну, я думала выпроводить тебя ночью, но, видимо, выпроводила его. Ладно, один чёрт…
– А что это у тебя в руках? Тазик с вином? Неужели тебе мало вчерашнего, ещё и столько нужно выпить, чтобы опохмелиться! Дай-ка попробую!
– Стой, подож… ди.
– Хм, неплохое вино. Где ты его достала?
– Ну… эээ… я использовала заклинание по выводу из организма токсинов и…
– Мда. А зачем ты сделала это в тазик?
– Чтобы процедить и опохмелиться, конечно! Зачем же добру пропадать! Ааха-ха-ха-ха! Стой, что это за тряпьё? – её испуганный взгляд заставил меня не думать, чего я только что отхлебнул.
– Я в этих шмотках проснулся. Хорошо, что я могу свою одежду вызвать, где бы она ни находилась.
– То есть подожди… А в чём тогда Зелгадис?
Крики заставили нас в общих чертах понять, что происходит. Мы притаились у окраины леса и наблюдали, как толпа бежит за несчастным Зелгадисом, на котором была только газетка. Бедняга так стеснялся, что не мог даже магию применить, всё сопли пускал с криками «Я не монстр! Я не монстр!». Наконец, его прижали к краю оврага.
– Руки вверх, ноги врозь! – донеслось из толпы.
– Ну… ммм… вы уверены? – кто-то из толпы метнул в него Fireball, и единственное прикрытие сгорело. О да! У него было такое выражение лица, что не заснять его было просто преступлением!
Мэр города вышел вперёд с гневной тирадой:
– Ты, чудовище! Ты съел преподобного Резо, нарядился в его одежды, затем разделся, и в таком виде ты отнял всё у нас, у наших отцов, и у отцов наших отцов...
– …И у отцов отцов наших отцов, – подхватил его заместитель, – и у отцов отцов отцов наших отцов… – в толпе слышался поддерживающий ропот возмущения.
– Так, неважно, – прервал его староста. – А что ты дал нам взамен?!
Толпа приумолкла, пока кто-то не выкрикнул:
– Защиту!
– А, точно, разбойники его страшно испугались… А ещё что? – староста сурово оглядел толпу. Все неуверенно молчали, пока кто-то опять не сказал:
– Он прочистил канализацию!
– А, точно, там столько крыс было, а он их одним ударом… А ещё что?
– Он отучил городского садовника пить!
– А, ну да, бедняга после такого зрелища точно пить бросит. А ещё что?
– Он подстриг живые изгороди!
– Да, наконец-то кто-то их привёл в пристойное состояние! А ещё что?
Староста внимательно оглядел толпу. Никто не смел и головы поднять под его взглядом.
– А, он выкорчевал старые пни! – нашёлся кто-то.
– Ах да, я уже боялся, что этого никто не сделает… И всё? – все пожали плечами. – Итак! – прикрикнул он на робко пытающегося удрать Зелгадиса. – Ты отнял у нас всё, а взамен не дал ничего, кроме защиты, прочистки канализации, отучивания садовника от спиртного, подстрижки живых изгородей и корчёвки пней!..
За время этого представления я силился не издать ни звука. Мне это более-менее удавалось, а вот Наге… Она буквально лопалась и чуть не засмеялась в полный голос, но я закрыл ей рот рукой. Она меня укусила и чуть опять не рассмеялась, за это я засунул ей в рот пробку. Зелгадис вроде ничего не заметил.
– Ещё он показал нам стриптиз… – робко вставила какая-то девушка. Женское население её молчаливо поддержало, а вот мужское выразило негодование. – Да перестаньте вы! Он вдохновил меня на профессиональную деятельность! – мужчины мгновенно оживились, и потом Зелгадиса под дружные выкрики и плакаты «Да здравствует герой-избавитель!» стали провожать в город. Одежду, правда, ему так и не дали.
И в этот самый момент пробка вместе со смехом вылетела изо рта Наги прямо по голове Зелгадиса. Я не знал, что делать, и поцеловал её в засос. Мой правнук заподозрил неладное, но отвернулся от нас и пошёл. Я отпустил Нагу и тут внезапно заржал сам, причём её голосом. Нага вывалилась из кустов от смеха. Я предпочёл убежать. Сквозь Нагин смех, идущий и из моей глотки тоже, я услышал негромкие, но внятные слова Зелгадиса: «Резо… смеётся, как Нага. Да, я что-то давно не показывался врачу…»
Так, я вроде убежал. Наги со мной нет. Её смех из меня вышел. Теперь можно идти дальше и подумать. Если мне повезло, Зелгадис так и не понял, что с ним случилось. Ох уж этот мальчишка…

Я как-то изобрёл лекарство ото всех болезней – «Исцелин». Я, как и положено, проводил множество опытов над животными, избавив от крыс несколько крупных городов. Когда лекарство, наконец, было закончено, я испытал его на себе и, как понятно, потерпел неудачу. Я решил развеяться и повидать многочисленных потомков.
Зря. Когда я пришёл в первую семью своих потомков, они сначала подумали, что я проходимец и с высокопарным видом выплеснули на меня 4 ведра помоев, сославшись на то, что им не подобает разговаривать с простолюдинами как-то ещё. Потом несказанно обрадовались и стали наперебой жаловаться на жизнь. Я, по доброте душевной, стал решать их проблемы. Они долго отказывались отпускать меня, льстя так, будто они работали лакеями всю свою жизнь и унаследовали свою профессию от предков в неизвестно каком колене.
Когда я, наконец, пришёл во вторую семью своих потомков, казалось, они уже знали, что я приду. Потому как список с их проблемами был длиной метров в триста. Я под благовидным предлогом убежал, решив первый, пятый, седьмой, с двадцать третьего по сорок второй и последние четыре метра их проблем. Все решённые мной проблемы касались болезней, поэтому мне было просто. Но зато о скольких новых болезнях я узнал из этого списка! Варикоз пятьдесят третьего позвонка, перелом костей языка, СПИД правой пятки, повышенная лохматость левого глаза…
Когда я шёл к третьей семье своих потомков, я с удивлением обнаружил, что этих самых потомков у меня гораздо больше, чем я себе представлял. Сколько у меня нашлось незаконнорожденных детей! А у них сколько было побочных отпрысков! Было очень забавно наблюдать, когда «родители» и «дети» неожиданно друг друга находили. И оказывалось, что последние бывают даже старше первых. И у всех, кроме просьбы дать денег, были мольбы вылечить их болезни. Так, где-то здесь информационная течь…
И тут я вспомнил про «Исцелин». Вот и появился способ сразу решить все проблемы – и от болезней потомков вылечу, да и средствами обеспечу. А самое главное – можно будет усовершенствовать лекарство! Вот только я к тому времени подзабыл формулу «Исцелина», и поэтому каждый «родственник» получал разные таблетки. Зато и побочные эффекты были разные! Вдоволь насмеявшись и припася себе несколько мутантов для дальнейших опытов, я милостиво вылечил остальных и пошёл дальше.
Когда я всё-таки пришёл в третью семью, никто с проблемами не лез. А всё оказалось просто – первая семья разослала всем информацию о том, что я решил проехаться по родственникам и решаю попутно все их проблемы. Мне оставалось рассмеяться и пойти дальше.
Как оказалось, оставалась только одна семья, о которой забыли остальные, но о которой было известно мне. Ещё бы, ведь глава семейства – мой внук от первой жены. И в день моего приезда у них случилось прибавление в семье. Мне у них понравилось – довольно тихо и спокойно, нет лишней суеты и хлопот. Если, конечно, так можно сказать о том, что следует после рождения ребёнка. Эх, что бы они без меня делали!
Отец семейства – подкаблучник. Когда я его увидел, я вообще не понял, как Зелгадис на свет появился, а в том, что малыш был моим правнуком, я удостоверился на месте. Роженица была… ммм… раза в два-три больше своего мужа и страдала откровенным романтизмом, чем иногда доводила беднягу до исступления. «Ничего, лет через десять это сменится реализмом, и тогда вы оба будете вспоминать это время как самое счастливое!» – думал я, оборудуя лабораторию. Чтобы хоть как-то отвлечь их от повседневных хлопот, я посылал их за ингредиентами для моих экспериментов.
Я пробыл у них годик. За это время в тот городок стало приходить множество паломников. Благодаря им я понял, почему «Исцелин» давал столько побочных эффектов: оказывается, лекарство от всех болезней можно применять, только если болеешь сразу всеми болезнями. Зато сколько паломников я вылечил! В принципе, столько же, сколько перед тем покалечил!
Однажды я гулял за городом, как послышался взрыв. Я кинулся к их дому и увидел, что от него почти ничего не осталось: кошка этих двоих забежала в лабораторию, а когда они её ловили, то нечаянно столкнули несколько колб, не обратили внимания и вышли. Я вздохнул и восстановил лабораторию. Через пару дней я собрался уезжать, как вдруг вспомнил, что я изучал в той лаборатории лёгкие формы вампиризма. «Чёрт! – подумал я тогда. – Лишь бы ребёнок был ещё жив!» Я прибежал в детскую и увидел вполне себе целого Зелгадиса. Зато что творилось на улице…
Оказывается, эти двое не обвампирились, а поменялись телами. Соседи не понимали, как тщедушный и кроткий человечишка мог так гневно кричать на жену, которая казалась втрое больше него и отличалась буйным нравом. Я решил, что мальчику вредно жить в этом дурдоме, и забрал его к себе в Сайрааг. Пошли нехорошие слухи, будто я убил его родителей, а всё подстроил под несчастный случай. На самом деле они переехали в другой город и зажили спокойно. В их жизни ничего не особенно не изменилось: мать Зелгадиса как была членом в их семье, так и осталась.
Быть отцом-одиночкой оказалось для меня трудновато, хоть Зелгадис и не был особенно беспокойным младенцем. Когда ему исполнилось четыре, я решил отдать его в пансион при школе магов, где я сам когда-то учился. И напрочь о нём забыл. Потому как подвернулась новая возможность исцелиться: если никто из моих потомков не обладает наследственной слепотой, то это значит, что я могу выделить из них ту часть себя, которая есть в них, и эта часть будет зрячей. Идея, конечно, бредовая, но почему бы и не попробовать? Но оказалось, что я в своих исследованиях что-то напутал и вместо того, чтобы выделить себя из моих отпрысков, всем им придал свой облик. Я хотел было отменить свою магию, как вдруг узнал, что никто этого не хочет: я, оказывается, был таким красавцем, что мои потомки целыми днями только и делали, что смотрели на себя в зеркало и восхищались. Конечно, получились не вылитые я, но они не жаловались. Но так как у меня в отпрысках были не только мужчины, но и женщины, то получилось довольно много женских вариантов меня, регулярно выигрывавших различные конкурсы красоты. Кончилось тем, что поползли нехорошие (хоть и правдивые) слухи, что появилась целая куча Красных священников, сменивших ориентацию. Я даже в шутку назвал свой род паранормальным – там осталась всего пара нормальных представителей.
Вскоре ко мне нанялась на работу молодая ассистентка, Эрис. Я поначалу не обращал на неё внимания, так как не знал, какие обязанности на неё повесить. Вроде я и сам прекрасно справляюсь, да и не люблю я как-то, чтобы кто-то знал подробности моих экспериментов. И тут я вспомнил, что хорошо было бы второго нормального представителя моего рода вернуть в семейное лоно. «Ему уже должно было быть семь – значит, он уже созрел для моего обучения, – думал я. – Он пойдёт по моим стопам, вырастет сильным и умным, а я, глядя на него, буду улыбаться, вспоминая своих первых детей и те деньки большой, красивой любви…»
Когда я пришёл в школу, мне встретилась какая-то девочка в мальчишеской одежде. Она почему-то мне понравилась, поэтому я спросил у неё, как дела, задал пару вопросов про её житьё, и, погладив по головке, подарил плюшевого медвежонка из своей коллекции. «Может, взять её тоже?» – подумалось мне тогда. Я, правда, не очень понял, почему другие дети, увидев это, предпочли быстро исчезнуть. «Неужели я так плохо выгляжу? – подумал я. – А, точно, побриться забыл».
Директор несказанно обрадовался моему прибытию, даже предложил мне пройтись по школе и воочию увидеть, как тут живут и учатся дети. Он всё рассказывал, как сильно тут всё поменялось, что школа эта – чуть ли не лучшая в королевстве и так далее. Я уж решил не говорить, что я тут сам учился и вижу, что ничего не изменилось, – вдруг его хватит инфаркт.
Нет нужды объяснять, кого я перепутал с девочкой. Впрочем, я не был огорчён: меньше детей – меньше возни. Нас вышли провожать всей школой. «Вот это да! – подумалось мне. – Он тут всеобщий любимец! Всем так жалко с ним расставаться… Впрочем, я даже чувствую радость в их сердцах – видимо, они так рады за него, что в них нет ни капли зависти!»
Когда он пришёл в моё Сайраагское поместье, его первой реакцией было «Ух ты! Надеюсь, здание застраховано?» Только по этим словам стало понятно, что он не уживётся с Эрис. Я, правда, про это быстро забыл и стал показывать ему свою коллекцию. Плюшевые медвежата и книги его не интересовали, больше нравилось оружие. Но когда я показал ему различные хитроумные механизмы, его глаза заблестели. Впрочем, я так увлёкся обзором своей коллекции, что незаметно для себя начал расчёты для нового аттракциона для бродячего цирка. Я и не заметил, как вошла Эрис и принесла мне поесть. Тут я услышал крик Зелгадиса:
– Помогите, помогите!
– Не ходите! – прошипела Эрис.
– Я плавать не умею! – не унимался тот.
– О господи! – я кинулся за ним. В поместье, конечно, был пруд, но до приезда Эрис я сливал туда отходы реактивов.
– Преподобный Резо… – обречённо прошептала она, но я не обратил внимания.
Я со всех ног спускался по лестнице, и тут мой радар показал, что Зелгадиса в пруду не было. Отреагировать я не успел – перила, на которые я опёрся, были обмазаны маслом, я по инерции подался вперёд, споткнулся о леску, свалился с лестницы, проехал по масляной луже и свалился в пруд. Вылез я из него злой.
– Ну, как «ванна крови»? – с издевкой спросил Зелгадис. – О да! Теперь ты точно похож на красного священника! Ещё бы рога, хвост и вилы!
Я прикоснулся руками ко лбу и заднице. И первое, и второе уже выросло. Я вызвал посох.
– Стой, замри в таком виде! Я сейчас сбегаю за камерой! Чёрт, это надо запечатлеть!
Я оторопел от такой наглости, но быстро пришёл в себя и побежал за ним. За мной побежал нанятый мной для воспитания Зелгадиса Родимус, приняв за монстра. Наконец, я нагнал Зелгадиса и одним заклинанием придал ему красную кожу, рога и хвост. Он продолжил бежать, забежал в следующий зал, но потом с криком выбежал оттуда, так как Зольф, тоже нанятый мной для его воспитания, стал кидаться заклинаниями. Мне было всё равно – я хотел отлупить сорванца. Отлично, он споткнулся и… на нас обоих свалился мешок с мукой. Мы с Зелгадисом посмотрели друг на друга. И молчавшая дотоле Эрис вдруг произнесла:
– Ребята, вы не родственники?
– …Значит так, балбеса куски! С этого момента вы будете как я – вы будете ходить, как я, говорить, как я, делать всё, как я! Кто-то захотел чихнуть? – я свирепо зыркнул на стоявших по стойке «смирно» Зелгадиса, Эрис, Зольфа и Родимуса. – Пока я не скажу, никто не завтракает, не обедает, не ужинает, не ложится спать! Эрис! Зайдёшь ко мне потом! Вы двое – приглядывайте за ним! А ты, мелкий засранец, ты когда-нибудь видел лошадь с двумя задницами? Нет? Если ещё что-нибудь учудишь – увидишь её в зеркале! Всем всё ясно!?
Я был суров, но всё же думал, не переборщил ли я, когда побрил им всем башки налысо? Под горячую руку попал даже плюшевый медвежонок. Впрочем, когда я обошёл этот самопальный отряд, я понял, что нет: я нечаянно сбрил им всем и одежду на пятой точке. Я отправился к себе в кабинет. Вскоре Эрис пришла вся в слезах и потребовала увольнения. Я быстро наколдовал ей волосы и новое платье. Когда она это увидела, то сразу простила мне все обиды. Я предложил ей поужинать, и она согласилась.
Но перед ужином нужно было разобраться с оставшимися тремя лысыми. Я заранее накупил работы своей хорошей знакомой, директрисы детского приюта, по вопросам воспитания детей. Я посмотрел на книги: «Итак, что тут у нас… «Идеальный отец»… не подходит по определению. Нет, я-то идеальный отец, но вот такому чаду нужно что-то пожёстче. «Дисциплина – основа семьи», хм. Слишком мало. «Изгоняющий дьявола» – вроде подходит, но посмотрим, что есть ещё. «Книга пускающего ветра»? Вот плагиатчица! Что? «Как объяснить ребёнку, что вы собираетесь продать его»? Интересно, такая ли эта знакомая хорошая… А, вот! «Методика порки» – её собственная книга, посвящённая обращению с непослушными детьми и малолетними преступниками. То, что нужно!»
Я немного полистал её и понял, что мне действительно ничего лучше не найти. Убрав литературу на место, я отдал книгу Родимусу, а сам пошёл к Эрис. Мы поужинали, поговорили, выпили, и наступила очередь для «и так далее…». И тут у меня из кармана выпала книга. Эрис быстро её подняла, отрыла и недоумённо на меня посмотрела. «Что там понимать? – подумал я тогда. – Вроде книга – это явный намёк на всё остальное…» И тут я увидел, что она держала в руках ту самую «Методику порки», которую я приготовил для Зелгадиса.
Я быстро спроецировал свой образ к Зольфу и Родимусу, и мои подозрения подтвердились: я нечаянно дал им свою книгу «Методика порки», где содержались воспоминания о том, как я нечаянно выпил таблетку для мужчин среднего возраста. Понятно дело, они сидели с раскрытыми ртами и обалдело переворачивали страницы. Зелгадиса я быстро нашёл в мастерской, он разглядывал мои изобретения, притом очень аккуратно и бережно. А потом он взял гитару и попытался на ней что-то сыграть. Когда я это увидел, я сразу понял, что из всех моих фантазий по поводу моего отпрыска сбудется только одна: он пойдёт по моим стопам, как бы я ни старался сделать из него нормального человека…

Милые старые деньки… Ну почему я тогда был слепым? Тогда происходило столько всего, когда интересного, когда странного, когда безумного… Я так задумался, что врезался в дерево. Такое я называю «ударами от прошлого» – в смысле, чтобы удар вышиб из меня сантименты по прошедшему. Как-никак, глаза у человека направлены вперёд, чтобы он шёл вперёд, а не вечно оглядывался назад. Я должен жить здесь и сейчас и смотреть вперёд, проживая каждый день как последний.
Легко сказать… Волшебники моего уровня живут, пока их не убьют – то есть могут жить вечно. И за это время жизнь может мне весьма и весьма наскучить. В этом смысле я должен быть благодарен своей слабости: благодаря ней я лучше чувствую ритм жизни. Но… стоит ли мне оставаться слабым?
Кто-то говорил, что мудрость состоит в том, чтобы принять судьбу такой, какой она есть, и жить в согласии с природой, где всё течёт, и всё развивается. Но я не мог сдаться. И в конце концов я победил. И прозрел. Пусть это произошло случайно, и я сыграл лишь посредственную роль в своём прозрении – я не сдался, и потому заслужил право видеть. Вот почему я не могу остаться слабым: у меня должна быть какая-то цель. Верну силу – найду себе занятие ещё. Как-никак, великий мудрец всегда нужен. Но… потом я буду вспоминать это время, как самое счастливое, – те первые дни, когда я прозрел и путешествовал, не зная, куда идти…
Вот так, предаваясь размышлениям, я вышел из леса. Тут из кустов вылез какой-то обросший детина со словами:
– Мужик! Там в деревне демоны есть?
– Да вроде нет… А что могут появиться?
– Да, как-никак, идёт война Падения демонов! Тут Гаав с Шабранигдо должны расхаживать…
– Мужик, война Падения демонов тысячу лет как закончена!
– Что, правда? Тьфу, блин, а я до сих пор мазочьи караваны под откос пускаю… Хоть бы кто сказал…
– А ты случайно не пьян?
– Да нет, что ты! Трезв, как стёклышко!
– Что-то не верится. Ладно, я пойду.
Он, пошатываясь, свалился в кусты. Я не удивился и пошёл в деревню. Разумеется, никаких демонов там не было, и даже сроду не водилось. Что-то мне это напоминает… Я заказал ужин, и тут заметил деревенского старосту, который хотел мне что-то сказать.
– Простите, достопочтенный господин, не могли бы вы нам помочь?
– Никогда не пренебрегай случаем помочь ближнему своему – если это не грозит тебе большим ущербом. Никогда не пренебрегай случаем выпить – ни при каких обстоятельствах.
Поражённый встречей с древней мудростью, старик всё же смог продолжить:
– Уже долгие годы нашу деревню терроризирует дракон…
– …и вы хотите, чтобы я от него избавился?
– Все, к кому мы только ни обращались, не могли даже обнаружить дракона!.. Мы не можем предложить много… только 25 золотых…
– Хм. А как мне его искать?
– Да никто точно не знает. Вы спросите свидетелей!
Свидетель №1:
– Вы знаете, мой муж мне так изменяет, что я даже не знаю, от кого мои дети!
– Дракон тут причём?
– Ну вот, я подвожу! Я шла по деревне, уронила помидор и наклонилась, как он подбежал сзади и… эээ… позволил мне отомстить мужу!
– Он что, вас изнасиловал? Среди бела дня?
– Вначале да. Потом пообещал мне золотые горы, чтобы я ходила по лепесткам роз и купалась в духах…
– Эээ… А когда это произошло?
– Ну, годика два назад…
– Да? А ничего, что вам не меньше шестидесяти? – я уж не говорю про внешность…
– Любви все возрасты покорны!
– А что потом случилось?
– Ну, он, когда протрезвел, посмотрел на меня, икнул и убежал, а так – всё хорошо…
Свидетель №2:
– Ну, ничего плохого о нём сказать не могу… Он мне дом старый помог сломать. Я, правда, его об этом не просил, но зато посмотрите, какой я себе новый построил!
– А почему у вас дверь на втором этаже, окно в земле, туалет горизонтально торчит из стены и крыша вверх ногами? Это что, тоже дракон?
– Нет, это уже я. Дракону, если честно, понравилось!
Свидетель №3 (плача):
– Этот дракон… убил моего сына… Он так лизал ему пятки, что мой мальчик… умер от смеха… Но, что самое страшное… Я тоже чуть не умер от смеха, когда на это смотрел, даже сейчас, когда вспоминаю… Ха-ха-ха, вот умора! Не могу… Ой-ой-ой! Гы-гы-гы! Ууу…
В общем, ничего путного от жителей деревни я не услышал и пошёл к старосте. Он ответил, что ничего больше сказать мне не может, но если я не найду дракона к завтрашнему вечеру, я должен буду пятьдесят монет. Мой здравый смысл говорил, что это афера, но мне было интересно, чем закончится. Дракон должен быть достаточно крупным, чтобы надругаться над той бабулей, значит, следы найдутся. Я обыскал деревню на предмет драконьих следов, но ничего не нашёл. И тут заметил, что вся деревня куда-то ушла.
У окраины селения весь честной люд смотрел, как встретившийся мне в лесу алкаш разговаривал с каким-то волшебником. Деревенские жители, насколько я понял, наперебой ставили, сколько секунд продержится их односельчанин. Я с интересом пристроился.
– Как ты, кабацкая пьянь, посмел напасть на мой караван!
– Мужики, не говорите одновременно! А то я ничего не разберу! – волшебник внимательно огляделся, но никого рядом не обнаружил.
– Ты же окосел от пьянства! Ну, тогда я тебя сейчас протрезвлю!
– Мужик, не пойми меня правильно, мне сегодня одна старушка сказала, что война Падения демонов уже тысячу лет как прошла… Я так расстроился, что вот… недорассчитал…
– Fireball! – прочёл волшебник, и алкаша взрывом отбросило прямо к нам. Точнее, прямо на руки той бабульки, у которой было с драконом.
Бедняга, увидев, где оказался, испугался, и хотел было убежать, но я схватил его за шкирку:
– Кого это ты назвал старушкой? А?
– Ну… Это после тебя старушка проходила, вот я и спросил, чтобы удостовериться.
– Эй, а я? – закричал волшебник.
– Ты тут случайно дракона не видел? – спросил его я. Он отрицательно покачал головой. И спросил:
– Вы не похожи на простолюдина. Вы, случаем, не волшебник?
– Да, но я дал обет не сражаться с другими волшебниками. Как только этот и ещё 662 обета будут исполнены, я смогу открыть сундук с волшебными секретами преподобного Резо… Эй?!
Моя одежда горела, а тот алкаш смеялся, глядя на это. Я затушил одежду, но нечаянно попал ногой в капкан. Алкаш решил был мне помочь, но потом передумал и с отвращением через меня перешагнул. Капкан с моей ноги слетел сам собой. Я размахнулся и замер, услышав перешёптывания крестьян:
– Ой, а он случайно не родственник Лины Инверс?
– Кто знает, кто знает… Вроде не похож! Но, видимо, тоже из Дажедр…
– А причём тут Лина Инверс? – конечно, она мне здорово помогла, но быть ей родственником – лучше застрелиться!
– А вы что, не поняли? Петрович и есть дракон.
– Ааа… спасибо! – сказали мы с волшебником одновременно. Дракон-алкаш заозирался. И тогда мы закидали его заклинаниями. Вроде не убили, а просто отбросил ударной волной подальше.
– Что вы наделали, мерзавцы! – закричала на нас вся деревня.
– Как что? От дракона избавились… Вы же мне сами сказали, что он вас терроризирует…
– Это правда, но благодаря всяким наёмникам-лохам мы получаем достаточно денег, чтобы терпеть его выходки! Он местная достопримечательность! У нас туризм процветал!
– Ну, я пошёл, – сказал я, оставляя своего коллегу сзади. Вместе с заклинанием, вызывающим корягу.
Хм, отлично. Если мои расчёты верны, то я через пару дней дойду до одной из своих лабораторий. Если повезёт, я быстро верну свои права на неё и смогу серьёзно заняться возвращением своей силы. И тогда… Стоп, через пару дней? Но это значит, что вскоре моё путешествие закончится? Но… оно ведь только началось! Я ведь только осознал, что я хочу по-настоящему жить каждый момент своей жизни! Это же… неправильно!
Но ведь это происходит с каждым, кто, поняв смысл своей жизни, осознаёт, что уже поздно: большую часть жизни, потраченную впустую, не вернуть. Но на то я и мудрец, чтобы найти радость там, где остальные ничего не видят. Счастье и горе идут рука об руку, и поистине мудр тот, кто всегда выбирает счастье.

@темы: [фанарт], [картинки], [юмор], [фанфики]

   

Океан Хаоса (Slayers World)

главная